Молитва пророка ионы из чрева кита

Советуем ознакомиться молитва пророка ионы из чрева кита с несколькими вариантами на русском языке, с полным описанием и картинками.

Иона и кит. Пророк иона во чреве кита

В Библии есть история о пророке Ионе и о том, как его проглотил огромный кит. Согласно Священному Писанию, Иона провел во чреве кита трое суток. Сегодня мы поговорим о смысле этой истории и о ее символическом значении. Но вначале узнаем, кем же был Иона в Библии.

Пророк Иона, проглоченный китом.

Пророк Иона жил, вероятно, на рубеже VIII—IX веков до н. э. Упоминания о нем находим в Четвертой Книге Царств (14 глава). Иона был родом с севера Галилеи, он родился недалеко от Назарета, где 800 лет спустя родился Иисус Христос. Пророк Иона — самый древни из еврейских пророков, чье писание вошло в состав Ветхого Завета. В Книге Пророка Ионы содержатся многочисленные пророчества о судьбе Израиля.

Как кит проглотил Иону?

Господь повелел Ионе проповедовать в Ниневии. Иона не пожелал исполнить волю Божию и пытался укрыться на корабле. Господь, желая вразумить Иону, послал бурю. Иона понял, по какой причине разыгралась буря, и дабы спасти корабль и людей попросил корабельщиков сбросить его за борт. Буря прекратилась немедленно. По велению Господа пророка Иону проглотил кит.

Иона во чреве кита.

Иона пробыл во чреве кита три дня и три ночи. Иона в чреве кита молился Богу и каялся в своем непослушании. Господь простил Иону и повелел киту извергнуть пророка на сушу. После этого события Иона всегда исполнял волю господню.Во чреве кита Иона не потерял присутствия духа, он уповал на Господа, и Господь снова позволил ему увидеть свет. Молитвы Ионы во чреве кита легли в основу 6-й песни канонов.

Толкование и смысл истории об Ионе и ките.

Нам известно, что Иона был во чреве кита в течение трех дней. Это трехдневное пребывание часто описывают как символическую предысторию трехдневного пребывания Иисуса Христа в земле.

…ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи. (Евангелие от Матфея)

История Ионы и кита – прообраз смерти, вознесения и проповеди Христа. Как Иона добровольно бросился в море с корабля, так и Христос добровольно взошел на Голгофу. Иона приносит жертву для спасения корабля и людей на нем, Иисус приносит жертву для спасения всех людей. Через три дня Иона невредимым выходит из тела кита, а Христос – из сердца земли. После чудесного избавления Иона проповедует жителям Ниневии, а учение Христа распространяется по всей Земле после его Воскресения.

Историю об Ионе, проглоченном китом можно истолковать и как историю каждого человека. Корабль Ионы можно сравнить с нашей душой, которая мечется в житейском море страстей. Только вместе с Богом душа найдет себе спокойную гавань.

Мнение науки по поводу правдивости истории об Ионе во чреве кита.

Мнения о правдивости истории Ионы и кита можно разделить на три группы.
  • Большая рыба или кит (неопределенного вида) действительно проглотил Иону.
  • Особое творение Господа (не рыба или кит, известные нам) действительно проглотило Иону.
  • Не было никакой рыбы: эта история является аллегорией, рыба – это литературный прием, а сама история – это видение или сон.

Могла ли история об Ионе и ките быть правдой, или это символический рассказ, эдакая аллегория? Многие ученые считают, что история могла произойти на самом деле. Здесь следует обратить внимание на то, что в оригинале Библии, иону проглотил не кит, который по-еврейски называется «таннин», а некое существо, обозначенное словом «даг», что в переводе будет «морское чудовище» или «чудовищная рыба».

Все мы знаем, что большинство китов питаются планктоном и физически не способны проглотить человека целиком. Но есть виды китов, которые могут проглотить человека, так как пищевод их работает наподобие клапана и проталкивает в огромный желудок пищу под напором воздуха. Теоретически, такой кит мог бы проглотить человека живьем.

Есть также реальная история о моряке, который был проглочен китовой акулой и прожил внутри акулы 2 суток, после чего был извлечен без сознания моряками, который, к счастью, выловили акулу и распотрошили ее.

Вероятные литературные источники истории об Ионе и ките.

Джозеф Кэмпбелл предложил провести параллель между историей об Ионе и эпосом о Гильгамеше, а также с греческой мифологией, а точнее с мифом о Ясоне. Обе эти истории имеют много общих мотивов, первый и весьма очевидный — схожесть в именах главных персонажей.

Гилдас Хамель, опираясь на книгу Ионы и греческую мифологию, выделяет ряд общих мотивов для обеих историй:

  • имена героев,
  • присутствие голубя,
  • идея «бегства»,
  • описание бури,
  • наличие морское чудовище или дракона, угрожающего герою и пр.

Хамель считает, что некий неизвестный еврейский автор адаптировали древнегреческий мифологический материал, чтобы передать свои собственные идеи. Однако, по всей видимости, эта догадка неверна в силу того, что история о Ясоне, вероятно, появилась позже, нежели Библейская история об Ионе во чреве кита.

Оаннес — получеловек полурыба

Библеисты предполагают, что литературные источники истории об Ионе и ките – в Вавилонской мифологии. Вероятно, фигура или изображение божества Оаннеса стала прототипом истории об Ионе, проглоченном китом. Возможно, изображение божества – полурыбы – получеловека было неправильно истолковано. Действительно, можно подумать, что человек выходит на свет из рыбы.

Однако, все это, хотя интересные, но всего лишь версии возникновения история об Ионе и ките.

Пророк Иона

Иона жил в VIII веке до Р. Х. Он родился в городе Геф-Хефер в Галилее. Предание не без основания считает его учеником пророка Елисея.

Господь посылает Иону проповедовать в языческий город Ниневию, жители которого жили нечестиво. В начале своего служения Иона разделял общепринятое тогда у евреев мнение, что все язычники — враги Бога и заслуживают лишь Его гнева и наказания. Но безграничный в Своем милосердии Господь во все времена желает спасения всем. Книга пророка Ионы, повествующая о посольстве его в языческую Ниневию, — откровение любви Божией, которая обращается не только к избранному народу, но и ко всем людям. Мысль эта станет одной из главных в Новом Завете. Ионе еще предстояло понять, что Бог, хотя и избрал еврейский народ и заключил с ним завет, не оставляет и другие народы. Поэтому пророк, вместо того чтобы исполнить повеление Божие, отправился в Иоппию (современная Яффа), сел на корабль и отплыл в Финикийскую колонию в Испании — Фарсис. Однако Господь вызвал на море сильный ветер. Поднялась великая буря. Кораблю грозила гибель. Мореходы устрашились и стали взывать к своим богам. Иона же полностью покорился воле Божией. Он спустился во внутренность корабля, лег и крепко заснул.

Его разбудил начальник корабля и сказал: встань, воззови к Богу твоему; может быть, Бог вспомнит о нас и мы не погибнем (Иона 1, 6). Моряки решили бросить жребий, чтобы узнать: из-за кого случилась буря? В древности не только у евреев, но даже и среди язычников было распространено мнение, что бедствия постигают людей за какие-то грехи. Жребий пал на Иону. Моряки спросили его: кто он и где его страна? Пророк Иона исповедал Единого Бога — Господа Вселенной: я Еврей, чту Господа Бога небес, сотворившего море и сушу (Иона 1, 9). Затем Иона сказал, что бежит от лица Господа. Моряков охватил страх. Они спросили, что им сделать с ним, чтобы утихла буря. Иона попросил бросить его в море, уверяя, что море утихнет. В этой просьбе — и глубокое сознание своей вины перед Богом, и жертвенный подвиг. Пророк поднимается до высоты евангельской любви. Смерть свою он воспринимает как единственный способ спасти невиновных спутников. Пророк Иона является здесь прообразом Спасителя, Который пострадал до смерти, чтобы спасти людей.

Корабельщики, прежде чем исполнить просьбу Ионы, обратились с молитвой к Богу, Которого исповедует Иона. Они бросили Иону в море, и буря сразу же утихла. Моряки устрашились и дали обеты Господу.

Господь повелел киту проглотить Иону. В еврейском тексте книги говорится о большой рыбе (даг гадол). Переводчики на греческий язык поставили слово кэтос, которое может означать не только большую рыбу, но и всякое большое морское животное. Точно так же в церковнославянском языке кит — большое морское существо (рыба или животное).

Иона был во чреве кита три дня. Сам Спаситель указывает на событие как на прообраз Своего трехдневного погребения и воскресения (см.: Мф 12, 40). Пророк Иона вознес Богу горячую покаянную молитву. По Божественному повелению кит изверг Иону на берег.

После этого было вторичное повеление Господа Ионе идти в Ниневию и проповедовать там. Бог установил для жителей сорок дней. Если они не покаются и не оставят нечестие, то город погибнет.

Миссия, которая предстояла пророку Ионе, могла быть исполнена только с помощью Божией. Город был обширный и многолюдный. Это подтверждается трудами древних историков (Геродота, Ктезия и других). Из одного конца в другой можно было пройти за три дня.

Грозное слово пророка о приближающейся гибели города поразило сердца царя и народа. Они раскаялись в нечестии и наложили строгий пост на себя и на свой скот. Господь пощадил город и его жителей. Иону постигла человеческая немощь: он огорчился, что не исполнились его угрозы, и скорбел. Ожидая исполнения приговора, он вышел из Ниневии, сделал себе кущу и скрылся в тени от солнца. Господь вразумил его, сотворив чудо. По особому действию Божию над головой Ионы в одну ночь выросло тенистое растение. Иона очень обрадовался. Но Бог устроил так, что на другой день при появлении зари червь подточил растение. Оно засохло. Солнце палило голову Ионы. Он изнемог и просил себе смерти. Господь сказал ему, что он жалеет растение, над которым не трудился. Мне ли не пожалеть Ниневии, города великого, в котором более ста двадцати тысяч человек, не умеющих отличить правой руки от левой (Иона 4, 11).

Книга пророка Ионы весьма назидательна. Покаяние жителей Ниневии Спаситель ставит в пример Своим современникам (см.: Лк 11, 32).

Книга пророка Ионы

1–11. Поглощение пророка Ионы китом и молитва Ионы.

1 Факт трехдневного пребывания пророка Ионы во чреве кита является средоточным пунктом его книги, около которого группируется вое остальное ее содержание, вместе с тем по своему характеру это событие представляется как бы выходящим за всякие пределы веры. Встречаемое недоумением или яростными нападками, оно подвергалось разного рода перетолкованиям и искажениям едва ли не более всякого другого места в Библии. Ввиду сказанного, мы остановимся на нем подробнее.

Неудовлетворительность попыток найти историческую основу для книги пророка Ионы в обстоятельствах его жизни заставляет многих толковников за источниками для нее обращаться даже к языческой мифологии. В этом случае чаще всего указывают на греческий миф о Геркулесе и Гезионе, финикийский о Персее и Андромеде и вавилонский об Оаннесе. Говорят, что книга пророка Ионы, в особенности же рассказ о трехдневном пребывании во чреве кита, есть переделка того или другого из них. Однако, если мы будем сравнивать содержание кн. Ионы с указанными мифами, то между ними найдем весьма мало общего. В частности в мифе о Геркулесе, как он передается древнейшими языческими писателями: Аполлодором, Овидием, Диодором Сицилийским, Гомером (Илиада, XX; Пс ст. 144–148) нет никаких подробностей, которые могли бы дать основание для рассказа о поглощении Ионы китом: борьба Геркулеса с морским чудовищем представляется наружною, поединком; затем, с греческими мифами евреи могли познакомиться не ранее времени Александра Македонского, а книга пророка Ионы более ста лет до этого времени вошла уже в канон священных книг. Однако самое главное возражение против всех попыток указать для кн. Ионы мифологическую основу заключается не в том, что между указываемыми мифами и содержанием книги пророка Ионы оказывается мало сходства и не в том, что некоторые из указываемых мифов оказываются более позднего сравнительно с кн. Ионы происхождения, а в нравственной невозможности для еврея-писателя пользоваться языческими мифами для переработки их в сказание о пророке Иеговы. Хотя евреи и увлекались язычеством, но это было увлечение формами языческого культа и легкими языческими нравами, идейной же противоположности между языческим многобожием и верой в Единого Бога они никогда не забывали. В частности писатель книги пророка Ионы твердо верует в единого Бога, Творца вселенной (I:9), а языческих богов считает суетными и ложными (II:9); как же такой человек, с идеями и чувствами противоположными всему языческому, мог взять рассказ о языческих богах и переработать его для целей своей религии.

После того, как попытки указать источники для рассказа о трехдневном пребывании Ионы во чреве кита в народном предании, изукрасившем будто бы простое событие чудесными подробностями, и в языческой мифологии оказались несостоятельными; мы утверждаемся в мысли, что его необходимо считать за повествование о действительном событии и постараемся, насколько возможно, уяснить его себе. «И повелел Господь большому киту поглотить Иону…» Морское животное, которому Бог повелел поглотить Иону, названо в еврейском тексте dag gadol, что значит большая рыба. Для обозначения морских млекопитающихся животных, не рыб, в еврейском языке употребляются слова: levijatan, tanijm (Иов ХL:25; VII:12; Пс СIII:26; Быт I:21), но не употребляется слово dag, поэтому в данном случае нельзя думать, что Иона был поглощен китом. Таким образом, падает возражение, что чудо поглощения Ионы противоестественно, так как у кита очень узкое горло.

Что касается греческого и славянского переводов, то они употребляют слово khtoV , кит, потому, что тогда с этим словом не соединялось понятие об определенном виде млекопитающихся животных, и разумели вообще морское чудовище, включая сюда и огромную морскую рыбу («чудо рыба-кит»). Какая рыба поглотила Иону, текст не указывает, но можно думать, что это была акула. Порода акул, называемая squalus carcharias — акула людоед, которая водится в Средиземном море, достигает 32 футов длины и вполне может проглотить человека целиком.

2-10 Молитва пророка Ионы из чрева кита дает весьма много поводов для возражений против ее подлинности. Обращают внимание на то, что она по частям сходна с различными местам из псалмов и отсюда заключают о ее компилятивном характере и на этом основании относят ее происхождение ко времени упадка еврейской письменности. Действительно, сходство молитвы Ионы с псалмами несомненно: 3 ст. напоминает 7 ст. XVII Пс и 1-ый СХIX-го; 4 ст. — 3 ст. LXVIII-го; 5 ст. — 23, XXX-го; 6 ст. — 5 и 6, XVII-го Пс; 15–16 ст. LXVIII-го Пс; 7 ст. — 16–17, XVII Пс.; 8 ст. — 4–7, CXLII-го Пс. Но можно ли из этого вывести, что молитва Ионы — позднейшая компиляция? Не более ли естественно думать, что Иона во чреве кита выражал свои чувства знакомыми ему образами псалмов, ибо переживаемое им состояние не позволят ему предаться творчеству. Он брал из псалмов не фразы и слова, как это делал бы компилятор, а образы и картины, причем такие, которые к его состоянию подходили даже более, чем к состоянию псалмопевца (таковы все картины водных опасностей).

Затем указывают на то, что молитва Ионы по своему содержанию будто не подходит к переживаемому Ионою душевному состоянию; главный её мотив — благодарение за спасение, между тем Иона из чрева кита должен был не благодарить, а молить Бога об избавлении от смертной опасности. Объясняют это тем, что она так неудачно была составлена каким-то позднейшим лицом. Но ведь, кроме благодарения, в молитве Ионы есть и изображение водных опасностей (4, 6–7 ст.) и вопль к Богу о спасении в переживаемом бедствии (3, 5, 8 ст.), словом, все то, что считается необходимым для молитвы, чтобы быть ей естественной в устах Ионы; только все это в молитве изображено как моменты уже прошедшие. Пророк главный трепет за свою жизнь пережил тогда, когда брошенный в море все более и более погружался в бездну, сходил к основанию гор, точно во ад, чувствовал, как морская трава обвивала его полову, а вода стала доходить как бы до души его, и тут он молил Бога об избавлении от смерти. Когда же его проглотила рыба и он продолжал жить в ней по действию всемогущества Божия, он начинал чувствовать себя уже спасенным Богом; где и как его Бог хранил, он этого, вероятнее всего, не знал тогда, а только чувствовал, что он жив, спасен от смерти, надеялся, что Бог до конца его избавит («я опять увижу святой храм Твой»), и поэтому в молитве уже благодарил Его. Таким образом, мы видим, что молитва Ионы по своему содержанию вполне подходила к переживаемому пророком Ионою душевному состоянию. Главный ее предмет — изображение пребывания Ионы в тесноте скорби и его спасение. Этот предмет развивается в молитве в строгой последовательности. Сначала в ней правильно чередуются картины внешних опасностей пророка (4, 6, 7а) и описании пережитого им в это время душевного состояния (3, 5, 7в-8), а заканчивается она (9–10) благодарением за спасение, которое пророк почувствовал еще во чреве кита. Она делится на четыре строфы по 2 ст. в каждой и построена по законам стихотворного параллелизма, причем стихи, в которых описывается внешнее положение пророка, написаны параллелизмом синтетическим, а изображающие его душевное состояние параллелизмом антитетическим. Отсюда видно, что молитва Ионы по своему логическому построению и литературной форме представляет собою стройное и органически связное целое. Своим картинным языком она, как поэтическое произведение, существенно отличается от остальных частей книги, содержащих исторический рассказ.

11 «и сказал Господь киту и он поверг Иону на сушу». Место, где был выброшен Иона, в тексте не указывается, но по связи этого стиха с началом III-ей главы ближе всего здесь нужно разуметь палестинский берег Средиземного моря.

Книга пророка Ионы, Глава 2

и я воззвал к Тебе, Господи, –

и Ты Букв.: Он. ответил Здесь и далее пророк говорит об ожидаемых действиях Бога как о том, что уже случилось, полностью полагаясь на Него. мне;

Ты услышал голос мой.

в самое сердце вод,

и сдавили они меня.

Все волны Твои и валы грозные

надо мною проходили.

изгнал с очей Твоих;

как смогу * Так в греч. переводе Феодотиона. Масоретский текст: всё же буду… – утвердительное предложение. я опять взор свой

к Храму Твоему святому,

в высь небесную, устремлять?

и объяла меня бездна,

голова травой морскою опутана.

земля засовы свои

навсегда надо мною задвинула.

Но Ты живым меня из могилы вывел,

Господи, Боже мой!

и молитва моя к Тебе, Господи, вознеслась,

в пресвятой Храм Твой!

верностью Богу Живому пренебрегают;

и каждый обет свой исполню –

в Господе спасение!»

1 Евр. даг гадоль, в LXX кетос («морское чудовище»). Евреи не были связаны с морем, и поэтому читателю не следует ждать от них свидетельств о биологических различиях среди обитателей моря. Из сказанного здесь и в Мф 12:40 невозможно решить, что представляло собой это морское животное.

3 б) Здесь и далее пророк говорит об ожидаемых действиях Бога как о том, что уже случилось, полностью полагаясь на Него.

5 Так в греч. переводе Феодотиона. Масоретский текст: всё же буду… – утвердительное предложение.

11 Букв.: и сказал Господь рыбе, и та извергла Иону.

Ты – милосердный Бог и добрый; от безмерной любви Твоей неизменной не спешишь Ты гневаться и готов отменить наказание (4:2).

Книга Ионы существенно отличается от других пророческих книг Библии – это не собрание пророчеств, а исполненный глубочайшего смысла рассказ о переживаниях пророка, попытавшегося воспротивиться повелению Бога. Некоторые толкователи видели в книге Ионы притчу, аллегорию, а то и сатиру. В книге не говорится о том, кто ее написал. Но вполне возможным представляется традиционное признание того, что эту книгу написал сам Иона, поведав о своем неразумном поведении и о своем подчинении воле Божьей, хотя многие современные ученые полагают, что книга появилась в период после Вавилонского плена.

Вероятнее всего, пророк Иона жил в VIII в. до Р.Х., но, не считая его книги, нам мало что известно об этой личности. В Ветхом Завете, кроме книги, названной его именем, есть лишь одно упоминание о нем в 4 Цар 14:25, где сказано об исполнении предсказания, сделанного пророком Ионой, сыном Амиттая из Гат-Хефера. Из этого следует, что свое служение Иона совершал в Северном царстве, Израиле, во время правления царя Иеровоама II (792-753 гг. до Р.Х.).

Неприязнь Ионы к ассирийцам и его нежелание идти к ним с вестью от Бога становится понятнее благодаря высказываниям другого ветхозаветного пророка – Наума. Это он в своей книге, предвещавшей падение Ниневии, говорит о ее жителях как людях весьма жестоких. Ассирийцы и сами увековечили свидетельства о такой своей жестокости – длинные, хвастливые надписи, повествующие о беспощадных расправах над народами, пытавшимся оказывать им сопротивление. У израильтян были свои причины бояться и ненавидеть Ниневию, и, как видно из описанного случая, им, как и Ионе, было бы трудно согласиться с мыслью о необходимости любить своих врагов.

Отчасти эта книга о живительной силе подлинного покаяния. Однако отнюдь не покаяние – центральная тема этой книги. Как верно подмечено комментаторами, если бы это было так, то достаточно было бы первых трех глав, и побег Ионы не имел бы непосредственного отношения к замыслу всей книги. Но главная мысль книги как раз о самой сущности пророческого слова. Иона понял о природе Бога нечто определенное: «Ты – милосердный Бог и добрый; от безмерной любви Твоей неизменной не спешишь Ты гневаться и готов отменить наказание» (4:2). Он знает, что Бог откажется от уничтожения Ниневии, и бежит, чтобы укрыться от Бога, будучи уверенным, что его пророчество о грядущем возмездии окажется ложным. Он озабочен тем, что пробным камнем истинности пророческого слова является его исполнение, как об этом открыто сказано во Втор 18:21, 22. Но Бог хочет показать Ионе нечто несоизмеримо более ценное, чем исполнение пророчества или отношение к пророку – Свою глубочайшую заботу о беспомощных людях и невинных животных (4:11), о спасении Своего творения. Пророчества о гибели (ср. Иер 28:9), даже в отношении иноземных народов, носят условный характер и будут исполнены лишь при отсутствии подлинного покаяния (Иер 18:7, 8).

Бог, явленный нам в этом рассказе полновластным Владыкой, заботящимся о Своем творении, неуклонно вел Иону к постижению Его любви. О том, чего достиг Господь в движении к Своей цели, и свидетельствует сама книга Ионы.

1 ” Повелел Господь большому киту проглотить Иону ” – вопрос о том, реально ли это чудо, возникал неоднократно. Конечно, Творец, создавший морские чудовища, мог сделать и так, что человек, поглощенный одним из них, остался жив. Однако, наша вера во всемогущество Божие не обязывает нас к исключительно буквальному толкованию этого текста. Филологический анализ показывает, что в Библии нет особого слова, обозначающего “кита”. В ней названы по-евр “тан” и “таннин” – большие животные, как змеи, крокодилы, крупные рыбы. Ошибочно мнение, что Иона был проглочен китом: в кн говорится о “даг гадол” (евр), т.е. о большой, быстро размножающейся рыбе, что не может относиться к киту. Литературный анализ трудных мест Библии (Е. Galbiati, A. Piazza, Pagine difficili delta Bibbia, 11 ed., Milano 1966) помогает понять значение библейских образов и персонификаций. Напр., в Иов 26:12говорится, что Вседержитель ” силою Своею волнует море и разумом Своим сражает его дерзость “. В евр тексте вместо слова “дерзость” стоит “Ра(х)ав” – мифологическое чудовище, о котором упоминается и в Пс 88:10-11и у Ис 51:9. Авторы поясняют, что упоминание чудовища не есть остаток политеизма. Здесь образ – “параллель морю”. “поэтическая персонификация водной стихии” (стр 62). Русские переводчики так это и поняли, заменив название чудовища Ра(х)ав словами “дерзость моря” (Иов 26 12), хотя в переводе LXX стоит ” khtoV “, переведенное в кн Ионы словом “кит”. В псалме же (Пс 87:10-11) и у Ис 51:9в русском тексте Библии содержится букв, перевод – Ра(х)ав, тогда как у LXX говорится о море (” qalassa “), его силе и надменности (” kratioV ” – ” uperhfanoV “). Из всего этого видно, что образ морского чудовища может быть рассматриваем как олицетворение морской бездны (см другие примеры в прим. к Ис 51:9). Переход от букв, смысла к образному легок в греч яз., где ” khtoV ” означает морское чудовище, букв, его чрево, млекопитающее или рыбу, а ” khtw ” – морскую богиню. Выражения: “чрево преисподней” ( Ион 2:3), “сердце моря” (ст Ион 2:4), “бездна” (ст Ион 2:6), “ад” (ст Ион 2:7) – также указывают на образный язык рассказа. Поэтому нельзя отрицать, что этот рассказ может, как и другие ВЗ-ные сказания и НЗ-ные притчи, иметь иносказательный смысл.

3-11 Молитва построена по принципу псалмов благодарения и представляет собою сочетание реминисценций из ряда псалмов.

Пророк Иона (что значит по-евр «голубь») и Иона, сын Амафиин из Гафхефера (в Галилее), есть, вероятно, одно и то же лицо. Согласно 4 Цар 14:25, он предсказал победу царю Иеровоаму II (786-746), когда тот выступил в поход в южные области. Таким образом. Иона был современником Амоса и Осии, но в отличие от них принадлежал к числу «царских» пророков (ср 3 Цар 22:6; Иер 28).

Кн Ионы по своему жанру и стилю не принадлежит к собственно пророческим писаниям. Она представляет собой произведение не самого пророка, а «мидраш», т.е. сказание, в котором исторические данные свободно используются для поучительных или назидательных целей. В ней есть некоторое сходство со сказаниями об Илие и Елисее. Однако, если последние были записаны вскоре после конца земной жизни пророков, то рассказ об Ионе носит явные черты позднего происхождения. Язык его, характерный для послепленной эпохи, включает в себя элементы финикийского диалекта. Книга, несомненно, написана через века после падения Ниневии (612 г). Столица ассирийцев представлена в ней как город «на три дня пути» (Ион 3:3), т.е. ок. 90 км. в диаметре. Историческая Ниневия была намного меньше, да и вообще древность не знала столь обширных городов. Никаких признаков покаяния в 8 в. Ассирия не обнаруживает. 8 и 7 века были временем самых жестоких, грабительских войн ассирийцев. Современные толкователи рассматривают книгу Ионы как притчу, написанную вскоре после плена (ок. 5 в.). Она направлена против узкого религиозного национализма. В ней содержится призыв проповедовать имя Божие среди народов. Зная милосердие Господа, пророк уверен, что язычники будут помилованы, если покаются. Однако Иона не желает им блага. Он пытается скрыться от лица Божия, но безуспешно: Господь заставляет его идти в Ниневию. Когда же Ягве простил покаявшихся ниневитян, это очень огорчило Иону. Автор яркими штрихами рисует характер пророка: порывистого, страстного и упрямого. Урок, преподанный ему Богом, содержится в заключительных словах книги. Господь заботится об обращении всех грешников, он любит все народы и даже врагам Израиля — ниневитянам — желает спасения. Эта великая проповедь универсализма и призыв к миссионерству, прозвучали в Израиле с большой силой в эпоху, когда евреи начали рассеиваться между народами.

Христос, обличая упорство фарисеев, говорил: «Ниневитяне восстанут на суд с родом сим» (Мф 12:41), т.е. обращение язычников постыдит упорствующих среди Израиля. Свое трехдневное пребывание во гробе Христос символически назвал «знамением Ионы пророка» (Лк 11:29-32). Спасение Ионы из чрева чудовища знаменует власть Господа над жизнью и смертью. Первые христиане часто изображали историю Ионы на стенах катакомб, ибо она служила прообразом смерти и воскресения Христа и крещения христиан, приобщавшего их к этой смерти и воскресению.

Последняя книга евр канона пророков называется просто «Двенадцать», по-гречески Додекапрофетон, т.е. сборник книг двенадцати пророков, называемых «малыми» вследствие краткости, а не из-за меньшей ценности этих книг по сравнению с книгами «великих» пророков. Этот сборник существовал уже в эпоху мудрых Израиля (Сир 49:12). В евр Библии, а по ее примеру в Вульг и в слав. Библии, эти книги расположены в той исторической последовательности, которую им приписывает предание, тогда как в греч Библии порядок несколько иной.

1 Факт трехдневного пребывания пророка Ионы во чреве кита является средоточным пунктом его книги, около которого группируется все остальное ее содержание, вместе с тем по своему характеру это событие представляется как бы выходящим за всякие пределы веры. Встречаемое недоумением или яростными нападками, оно подвергалось разного рода перетолкованиям и искажениям едва ли не более всякого другого места в Библии. Ввиду сказанного, мы остановимся на нем подробнее.

Неудовлетворительность попыток найти историческую основу для книги пророка Ионы в обстоятельствах его жизни заставляет многих толковников за источниками для нее обращаться даже к языческой мифологии. В этом случае чаще всего указывают на греческий миф о Геркулесе и Гезионе, финикийский о Персее и Андромеде и вавилонский об Оаннесе. Говорят, что книга пророка Ионы, в особенности же рассказ о трехдневном пребывании во чреве кита, есть переделка того или другого из них. Однако, если мы будем сравнивать содержание кн. Ионы с указанными мифами, то между ними найдем весьма мало общего. В частности в мифе о Геркулесе, как он передается древнейшими языческими писателями: Аполлодором , Овидием , Диодором Сицилийским , Гомером ( Илиада , XX пс. ст. 144-148) нет никаких подробностей, которые могли бы дать основание для рассказа о поглощении Ионы китом: борьба Геркулеса с морским чудовищем представляется наружною, поединком; затем, с греческими мифами евреи могли познакомиться не ранее времени Александра Македонского, а книга пророка Ионы более ста лет до этого времени вошла уже в канон священных книг. Однако самое главное возражение против всех попыток указать для кн. Ионы мифологическую основу заключается не в том, что между указываемыми мифами и содержанием книги пророка Ионы оказывается мало сходства и не в том, что некоторые из указываемых мифов оказываются более позднего сравнительно с кн. Ионы происхождения, а в нравственной невозможности для еврея-писателя пользоваться языческими мифами для переработки их в сказание о пророке Иеговы. Хотя евреи и увлекались язычеством, но это было увлечение формами языческого культа и легкими языческими нравами, идейной же противоположности между языческим многобожием и верой в Единого Бога они никогда не забывали. В частности писатель книги пророка Ионы твердо верует в единого Бога, Творца вселенной (1:9), а языческих богов считает суетными и ложными (2:9); как же такой человек, с идеями и чувствами противоположными всему языческому, мог взять рассказ о языческих богах и переработать его для целей своей религии.

После того, как попытки указать источники для рассказа о трехдневном пребывании Ионы во чреве кита в народном предании, изукрасившем будто бы простое событие чудесными подробностями, и в языческой мифологии оказались несостоятельными; мы утверждаемся в мысли, что его необходимо считать за повествование о действительном событии и постараемся, насколько возможно, уяснить его себе.

И повелел Господь большому киту поглотить Иону . Морское животное, которому Бог повелел поглотить Иону, названо в еврейском тексте dag gadol , что значит большая рыба. Для обозначения морских млекопитающих животных, не рыб, в еврейском языке употребляются слова: levijatan , tanijm (Иов 40:25; 7:12; Пс 103:26; Быт 1:21), но не употребляется слово dag , поэтому в данном случае нельзя думать, что Иона был поглощен китом. Таким образом, падает возражение, что чудо поглощения Ионы противоестественно, так как у кита очень узкое горло. Что касается греческого и славянского переводов, то они употребляют слово κη̃τος , кит, потому, что тогда с этим словом не соединялось понятия об определенном виде млекопитающих животных, и разумели вообще морское чудовище, включая сюда и огромную морскую рыбу («чудо рыба-кит»). Какая рыба поглотила Иону, текст не указывает, но можно думать, что это была акула. Порода акул, называемая squalus carcharias — акула-людоед, которая водится в Средиземном мире, достигает 32 футов длины и вполне может проглотить человека целиком.

2-10 Молитва пророка Ионы из чрева кита дает весьма много поводов для возражений против ее подлинности. Обращают внимание на то, что она по частям сходна с различными местами из псалмов и отсюда заключают о ее компилятивном характере и на этом основании относят ее происхождение ко времени упадка еврейской письменности. Действительно, сходство молитвы Ионы с псалмами несомненно: 3 ст. напоминает 7 ст. 17-го Пс и 1 ст. 119-го; 4 ст. — 3 ст. 68-го; 5 ст. — 23 ст. 30-го; 6 ст. — 5 и 6 ст. 17-го Пс, 15-16 ст. 68-го Пс, 7 ст. — 16-17 ст. 17 Пс; 8 ст. — 4-7 ст. 142-го Пс. Но можно ли из этого вывести, что молитва Ионы — позднейшая компиляция? Не более ли естественно думать, что Иона во чреве кита выражал свои чувства знакомыми ему образами псалмов, ибо переживаемое им состояние не позволяло ему предаться творчеству. Он брал из псалмов не фразы и слова, как это делал бы компилятор, а образы и картины, причем такие, которые к его состоянию подходили даже более, чем к состояние псалмопевца (таковы все картины водных опасностей).

Затем указывают на то, что молитва Ионы по своему содержанию будто не подходит к переживаему Ионою душевному состоянию; главный ее мотив — благодарение за спасение, между тем Иона из чрева кита должен был не благодарить, а молить Бога об избавлении от смертной опасности. Объясняют это тем, что она так неудачно была составлена каким-то позднейшим лицом. Но ведь, кроме благодарения, в молитве Ионы есть и изображение водных опасностей (4,6-7 ст.) и вопль к Богу о спасении в переживаемом бедствии (3,5,8 ст.), словом, все то, что считается необходимым для молитвы, чтобы быть ей естественной в устах Ионы; только все это в молитве изображено как моменты уже прошедшие. Пророк главный трепет за свою жизнь пережил тогда, когда брошенный в море все более и более погружался в бездну, сходил к основанию гор, точно во ад, чувствовал, как морская трава обвивала его голову, а вода стала доходить как бы до души его, и тут он молил Бога об избавлении от смерти. Когда же его проглотила рыба и он продолжал жить в ней по действию всемогущества Божия, он начинал чувствовать себя уже спасенным Богом; где и как его Бог хранил, он этого, вероятнее всего, не знал тогда, а только чувствовал, что он жив, спасен от смерти, надеялся, что Бог до конца его избавит (« я опять увижу святый храм Твой »), и поэтому в молитве уже благодарил Его. Таким образом, мы видим, что молитва Ионы по своему содержанию вполне подходила к переживаемому пророком Ионою душевному состоянию. Главный ее предмет — изображение пребывания Ионы в тесноте скорби и его спасение. Этот предмет развивается в молитве в строгой последовательности. Сначала в ней правильно чередуются картины внешних опасностей пророка (4,6,7a) и описании пережитого им в это время душевного состояния (3,5,7b-8), а заканчивается она (9-10) благодарением за спасение, которое пророк почувствовал еще во чреве кита. Она делится на четыре строфы по 2 ст. в каждой и построена по законам стихотворного параллелизма, причем стихи, в которых описывается внешнее положение пророка, написаны параллелизмом синтетическим, а изображающие его душевное состояние параллелизмом антитетическим. Отсюда видно, что молитва Ионы по своему логическому построению и литературной форме представляет собою стройное и органически связное целое. Своим картинным языком она, как поэтическое произведение, существенно отличается от остальных частей книги, содержащих исторический рассказ.

11 И сказал Господь киту, и он изверг Иону на сушу . Место, где был выброшен Иона, в тексте не указывается, но по связи этого стиха с началом 3-ей главы ближе всего здесь нужно разуметь палестинский берег Средиземного моря.

О существе и происхождении книги пр. Ионы. Вопрос о существе книги пророка Ионы в экзегетической литературе решается неодинаково. Самое древнее мнение, опирающееся на прямое свидетельство библейского текста, считает книгу пророка Ионы историческим повествованием, передающим рассказ о действительных событиях и лицах. Другое мнение, развиваемое и широко аргументируемое в критической литературе, не признает книгу Ионы подлинной историей, потому что многое в ней представляется необычайным, непонятным по своей чудесности и невероятным исторически. Защитниками второго мнения книга пророка Ионы считается в той или другой мере вымышленным произведением. Одни видят в ней рассказ о бывшем пророку видении, другие считают ее апологом, аллегорией или притчей, рассказанной с нравоучительной целью, третьи принимают ее за легенду, изукрасившую простой и естественный факт чудесными и невероятными подробностями. Мы не будем останавливаться на том, насколько удачно сближение книги пророка Ионы с указанными выше литературными формами; уже самое многообразие попыток представить книгу Ионы не в форме исторического рассказа говорит о том, что ни одна из них вполне не удовлетворяла. Все эти попытки вытекают из мысли о невозможности представить рассказанное в книге Ионы действительно происшедшим событием. При объяснении текста книги мы постараемся устранить затруднения к историческому пониманию ее, а теперь приведем свидетельства посторонние ей в пользу исторического ее характера.

Самое древнее свидетельство в пользу исторического характера книги Ионы мы находим в книгах Товита и 3-й Маккавейской. В них засвидетельствовано историческое понимание двух главных фактов книги Ионы, наиболее встречающих возражение, пребывания пророка во чреве кита (3 Макк 6:6) и его проповеди в Ниневии (Тов 14:8). Затем Иосиф Флавий , передавая в своих « Иудейских древностях » (IX кн. 11 гл.) содержание книги Ионы, считает ее за подлинную историю. Только при историческом характере книги Ионы возможно было, что она включена была ветхозаветною церковью в канон священных боговдохновенных книг; произведение вымышленное или искажающее действительность не могло пользоваться таким великим уважением. Вслед за ветхозаветною церковью и древнехристианская понимала и толковала книгу Ионы в историческом смысле. Она в данном случае следовала непререкаемому авторитету Самого Иисуса Христа. Отвечая на требования фарисеев от Него чудес, Он сказал, что наибольшим знамением для них должен служить факт пребывания Ионы во чреве кита: «ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи» (Mt 12:40). Эти слова Спасителя могли иметь свою убедительную силу только в том случае, если он говорил о действительном факте. Знамением чуда воскресения Христова могло быть другое аналогичное ему и непременно историческое (а не вымышленное) чудо. В такой же мере Спасителем засвидетельствован исторический характер и другого события кн. Ионы — покаяние ниневитян. Он сказал: «Ниневитяне восстанут на суд с родом сим и осудят его; ибо они покаялись от проповеди Иониной и вот здесь больше Иона» (Lc 11:32). Ставить ниневитян примером отзывчивости на слово Божие своим современникам Спаситель мог только тогда, когда и он Сам, и его слушатели принимали рассказ об этом книги Ионы за подлинную историю.

Но книга пророка Ионы не только историческое повествование, а вместе с тем и писание пророческое. Ее пророчественно-преобразовательный смысл указан в приведенных выше словах Спасителя (Mt 12:40). Иона своим трехдневным пребыванием во чреве кита преобразовал трехдневное пребывание Спасителя в сердце земли. Это главный пункт книги, но все же им ограничивать весь пророчественный смысл книги нельзя, ибо в таком случае все остальное содержание ее, кроме 2-й главы, будет совершенно ненужным прибавлением, непонятно для чего рассказанным. Затем, указанный Спасителем преобразовательный смысл книги становился понятным только христианам, а не иудеям, — между тем именно иудейская церковь включила ее в число пророческих книг. Ввиду всего сказанного нужно пророчественный смысл и значение находить не в отдельных только частях книги, а во всем ее целом, в основной идее, раскрываемой на протяжении всей книги. Идея книги та, что спасение через покаяние может быть даровано Богом не иудеям только, но и язычникам. Иегова не национальный Бог евреев, а Бог всех людей. Теократия (богоправление) распространяется на все человечество, в царство Божие войдут и язычники, потому что путь в него один для всех — нравственное усовершенствование. Раскрывая эту идею в историческом рассказе, книга Ионы приготовляла евреев к усвоению главной мессианской идеи о духовном и универсальном характере царства Мессии. В век Ионы эта идея впервые так ясно озарила религиозное сознание евреев и, как показывает пример самого Ионы, усваивалась ими с большою болезненностью, после тяжелой борьбы с их узконациональными предрассудками. Последующие пророки вплоть до Иоанна Предтечи продолжали учить о спасении всех людей в царстве Мессии, т. е. раскрывать основную идею книги Ионы и в этом заключалась главная задача их пророческого служения. Таким образом, книга пророка Ионы должна быть признана первою по времени и содержанию пророческою книгою.

О происхождении книги пророка Ионы, так же как и о ее существе, представителями критического экзегесиса высказываются весьма разнообразные суждения. С большим старанием ищут в книге следов ее позднейшего происхождения и на основании этого относят время ее написания — одни к ассирийскому плену, другие ко времени иудейского царя Иосии или в период вавилонского плена, третьи, наконец, думают, что она написана в послепленный период, может быть, даже во времена Маккавеев. При объяснении книги мы отметим, что те места ее, в которых видят доказательства ее позднейшего происхождения, в действительности не содержат в себе таких указаний, а теперь остановимся на положительной стороне вопроса. Книгу Ионы знает И. Сирах, который говорит о двенадцати малых пророках (Si 49:12), с ее содержанием знаком Товит (Тов 14:8). Она не могла быть написана позднее 430 г., времени заключения ветхозаветного канона, так как она вошла в него. По характеру содержания книги вероятнее всего предположить, что она написана была самим пророком Ионою. Никто кроме него не мог знать и так живо изобразить самые сокровенные движения его душевной жизни, причем такие, которые служили не в похвалу пророка. Писатель книги несомненно был в Ниневии, ознакомился с ее жизнью и нравами. Язык изобличает в нем израильтянина, а не иудея. Правда об Ионе говорится в книге в третьем лице, но это — обыкновение многих священных писателей ставить в тень свою личность и выдвигать на первый план действие через них слова Божия.

Мысли вслух: ежедневные размышления о Библии

В привычном для нас переводе сказано, что Иона был проглочен китом, хотя в на языке оригинала в тексте.

В привычном для нас переводе сказано, что Иона был проглочен китом, хотя в на языке оригинала в тексте упоминается даг гадол (большая рыба). Буквальное восприятие перевода спровоцировало несостоятельные, но постоянные насмешки антирелигиозников, любивших указывать на размеры пищепровода кита, неспособного проглотить человека. Между тем случаи заглатывания людей некоторыми крупными хищными рыбами известны, и всё же видовая принадлежность упомянутого в Книге Ионы существа не столь существенна, как суть рассказа.

Мы видим Иону спокойным, уповающим на Бога. Теперь, обернувшись назад, даже в спокойствии Ионы во чреве корабля во время бури мы можем увидеть залог его спокойствия во чреве рыбы. Но внутри корабля Иона сам пытался отдалиться от Бога, внутри же рыбы он получил то, чего добивался, Господь предоставил ему такую возможность. Каждый из нас, отворачиваясь от Него, может оказаться проглочен подобной рыбой. Она может принимать любой облик и возникать посреди любых внешних обстоятельств, и уже от нас зависит, воззовём ли мы к Богу сквозь отделяющие нас от Него преграды, возникшие в результате наших собственных действий и устремлений.

Молитва Ионы из глубины — вдохновенный псалом, выражающий надежду не только древнего пророка, но и любого из нас, падающих, часто впадающих в состояние отверженности и оставленности, но и тогда не оставляемых Богом. Он с нами в любом месте и готов вывести из отчаяния и черного мрака. Так же, как Он вывел на сушу Иону.

. Пройдут века, и Христос, сравнив Своё пребывание во гробе с пребыванием Ионы во чреве кита, откроет Своим слушателям, что им не будет дано иного знамения, «кроме знамения Ионы пророка» (Мф. 12:39-40). Будет ли натяжкой отметить, что и готовность Ионы к самопожертвованию за спутников по плаванию также была подобна предстоящему самопожертвованию Сына Человеческого?

Каждая глава книги пророка Ионы – краткое и точное схематичное описание поведения человека, соприкоснувшегося с волей Бога.

Каждая глава книги пророка Ионы – краткое и точное схематичное описание поведения человека, соприкоснувшегося с волей Бога. Зная, что должно делать, Иона бежит, пытается скрыться, отказывается даже молиться и, как результат, попадает в безвыходное положение. Легко заменить чрево кита чем-нибудь более понятным и знакомым – болезни, неудачи, депрессия, одиночество, непонимание. Все, что лишает нас воли к жизни, повергает нас в отчаяние. Все, что для нас является очевидным следствием нашего непослушания Богу, нашего греха. Все это – чрево кита, где мы вдруг задумываемся о том, что выбраться возможно только обратившись к Тому, кто заставляет и законы природы действовать так, как угодно Его воле.

Не так часто в нашей жизни бывает, что мы точно знаем волю Божию о нас, путь, на который Он Сам нас поставил.

Не так часто в нашей жизни бывает, что мы точно знаем волю Божию о нас, путь, на который Он Сам нас поставил, и на котором будет помогать нам. Но иногда это бывает. В жизни каждого человека, хотя бы один раз, такое понимание случается. Бывает, что мы не решаемся последовать этим путем. Причины могут быть разные, и в жизни одного человека все эти разные причины могут переплетаться. Мы можем не любить самих себя, и от этой нелюбви погрузиться в ложное смирение и делать выводы, что “я слишком грешный” “недостаточно хорош для того, чтобы выполнить такую волю Бога обо мне”. Это может быть страх других людей, что они не примут этого пути. Но в основе всех этих причин нерешительности, на самом деле – одна проблема: неверие.

Получается, что мы не верим, что Бог сотворил нас достаточно хорошими, чтобы мы могли исполнять Его волю, что других людей Он сотворил достаточно хорошими, чтобы они приняли наш путь, даже очень необычный, и даже если мы встретим серьезные трудности и испытания, в том числе, в результате столкновения с другими людьми – это тоже часть пути. В конце концов, мы не верим, что Бог поддержит нас в трудную минуту, что в этих испытаниях Он будет с нами. Он всегда рядом, но если мы идем по тому пути, который Он специально для нас приготовил – нам проще ощутить Его присутствие и помощь. Но иногда неверие, страхи, сомнения, оглушают настолько, что мы, как Иона, выбираем бегство. И тогда Богу ничего не остается, кроме как отправить нас во чрево кита. Это не наказание. Это – единственный способ до нас достучатся. Ведь внутри “кита” нет внешних воздействий, темно, тихо, нет никого, кроме самого себя, и даже Бог кажется очень далеким. Впрочем, погибнуть внутри “кита” тоже нельзя – не утонешь, кит хорошо плавает, тепло и надежно. Таким “китом” может оказаться тяжелая и долгая, но не смертельная болезнь, или депрессия. В общем, положение, когда мы испытываем очень мало чувств, крайне одиноки, и нам приходится честно посмотреть на себя и на свою жизнь.

Тогда можно увидеть, что сбился с пути, понять, что на оставленном пути ждал любящий Господь, можно позвать Его на помощь, как это сделал Иона, набраться решимости следовать за Ним – и стать свободным.

Благодаря регистрации Вы можете подписаться на рассылку текстов любого из планов чтения Библии

Мы планируем постепенно развивать возможности самостоятельной настройки сайта и другие дополнительные сервисы для зарегистрированных пользователей, так что советуем регистрироваться уже сейчас (разумеется, бесплатно).

Оценка 4.9 проголосовавших: 906
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here