Молитва у бога все живы

Советуем ознакомиться молитва у бога все живы с несколькими вариантами на русском языке, с полным описанием и картинками.

Молитва у бога все живы

Пресвятая Троица, березки в храме, воспевание красоты Божьего мироздания и. посещение покойников на кладбище. Как все это может совмещаться в одном празднике? Душой мы чувствуем: так и должно быть, это и есть День Троицы. Но объяснить словами не каждый сможет. И все же попытаемся – читайте об этом в первой главе очерка. Здесь же вы можете познакомиться с подробным разъяснением похоронного ритуала. К нам часто приходят письма с вопросами: как ставить крест на могилу, что такое «предание земле» и т.д. К сожалению, после десятилетий гонений на Церковь большинство не знает православных традиций, а те, кто знает, не понимают их значения и смысла. Надеемся, на все вопросы вы получите здесь ответы.

У Бога все живы. И символично, что Троицкая вселенская родительская суббота, день поминовения всех умерших, приходится на время, когда природа расцветает, радуется. Сама природа извещает нас о райском загробном мире. И это лучшая пора, чтобы спокойно, без лишних переживаний обратиться мыслью к обряду расставания с покойным.

Цветы и похороны

По древней традиции, Церковь сохраняет верность символике цвета в облачении священнослужителей и украшении цветами храмов в определенные дни. Например, в День Святой Троицы, Духов День надеваются зеленые одежды, в Вознесение и Преображение – белые. В праздники Богородицы облачения голубые, а в дни памяти мучеников – красные.

Зелень, цветы, растения сопутствуют праздникам седьмой недели после Пасхи – недели Святых Отцов, праздникам, в которых издавна переплелись древнеславянские обряды с православными христианскими. И, скорее всего, именно от этих народных обычаев ведет свое начало православная традиция провожать и поминать усопших цветами и венками.

Плетение зелени в виде венков – обычай весьма древний, венок считался эмблемой бессмертия, знамением переселения души на небо и союзом смертью почивших с живыми.

Христианство усилило в символическом значении цветов и венков оттенок возвышенного, духовно высокого, и современная традиция провожать в последний путь покойного с цветами, зеленью и венками сложилась под многовековым взаимовлиянием народной и христианской культур. Православная традиция стремилась в цветах и венках выразить надежду на воскресение и вечную жизнь, а также почтить христианские достоинства умершего. Для погребального украшения выбирались растения сообразно их символическому значению: красные розы знаменовали мученичество; фиалки, лилии и белые розы – нравственную чистоту; барвинок, плющ, мирт, сосна и ель – никогда не прекращающуюся жизнь; кипарис являл собой знак праведника, утвердившегося в благодати Божией; верба – новую жизнь и воскресение. Позднее символика растений забылась, в обрядах прощания появилось много светской суеты, далекой от идеалов православия. В связи с этим Св. Синод в 1889 г. вынужден был воспретить ношение при погребальных процессиях венков с надписями и иных знаков и эмблем, не имевших церковного или государственного значения.

В XIX веке в России в обычных похоронах, не связанных с воинской славой либо гражданскими почестями, куда большее значение придавалось все же вечнозеленому можжевельнику с его душистым смолистым запахом, густо устилавшему дорогу перед гробом во время выноса покойного. С годами еловые лапы пришли на смену можжевеловке, и в таком виде этот обычай сохранился и сегодня.

Но обратимся к самому началу обряда прощания. Мы увидим, что на всех его этапах есть упование на радость вечной жизни с Богом.

К тяжелобольному надо пригласить священника, который его исповедует и причастит, совершит над ним Таинство соборования. В самый момент смерти человек испытывает тягостное чувство страха, томления. При выходе из тела душа встречает не только Ангела-хранителя, данного ей в Святом Крещении, но и бесов, ужасный вид которых приводит ее в трепет. Для умиротворения мятущейся души родные и близкие человека, уходящего из этого мира, могут сами прочитать над ним отходную – в Молитвослове это собрание молитв называется «Канон молебный при разлучении души от тела». Канон заканчивается молитвой от иерея (священника), глаголемой (читаемой) на исход души. Эту молитву положено читать только священнику, поэтому, если канон читали миряне, молитва опускается.

Обряды, совершаемые Православной Церковью над умершим христианином, – не просто торжественные церемонии, зачастую изобретаемые человеческим тщеславием и ничего не говорящие ни уму ни сердцу, а напротив того: они имеют глубокий смысл и значение, поскольку основаны на Божьих откровениях, известных еще от Его апостолов.

Суть православного обряда погребения заключается в воззрении Церкви на тело как на освященный благодатью храм души, на жизнь настоящую – как на время приготовления к жизни будущей и на смерть – как на сон, по пробуждении от которого настанет жизнь вечная.

Тело усопшего тотчас по смерти омывается. Омовение совершается в знак духовной чистоты и непорочности жизни умершего и из желания, чтобы он в чистоте предстал пред Богом по воскресении умерших.

После омовения усопшего одевают в новые чистые одежды, которые указывают на новое одеяние нетления и бессмертия. Если перед смертью на человеке почему-либо не было нательного креста, то его обязательно надевают. Затем усопшего полагают в гроб, как в ковчег для сохранения, который перед тем кропят святой водой – снаружи и внутри (святую воду обычно приносят из церкви, хотя водосвятный молебен может быть отслужен и на дому). Под плечи и голову кладут подушку. Руки складывают так, чтобы правая была сверху. В левую руку усопшего вкладывают крест, а на грудь икону (обычно для мужчин – образ Спасителя, для женщин – образ Божией Матери). Это делается в знак того, что усопший веровал во Христа и предал Ему свою душу.

На лоб умершего кладут бумажный венчик. Умерший христианин символически украшается венцом, как воин, одержавший победу на поле брани. Это означает, что подвиги христианина на земле в борьбе со всеми одолевавшими его пагубными страстями, житейскими соблазнами и прочими искушениями уже кончились, теперь он ожидает за них награду в Царстве Небесном. На венчике находится изображение Господа Иисуса Христа, Богородицы и святого Иоанна Предтечи, по милосердию которых усопший надеется получить спасение.

Тело усопшего по положении в гроб покрывают особым белым покровом (саваном) – в знак того, что усопший как принадлежавший к Православной Церкви и соединившийся со Христом в ее святых таинствах находится под покровом Христовым, под покровительством Церкви – она до скончания века будет молиться о его душе.

Гроб обыкновенно ставят посреди комнаты перед домашними иконами. В доме зажигается лампада (или свеча), которая горит до выноса тела покойного. Вокруг гроба крестообразно зажигают свечи (одну у головы, другую у ног и две свечи по бокам с обеих сторон) – в знак того, что умерший перешел в область незаходимого света, в лучшую загробную жизнь. Нужно сделать все необходимое, чтобы ничто лишнее не рассеивало скорби о почившем, не отвлекало внимания от молитвы о его душе. Однако не следует в угоду бытующим кое-где суевериям класть в гроб хлеб, шапку, деньги и другие посторонние предметы – в гроб приличествует полагать только цветы. Благоухание цветов – это фимиам Богу; цветы-кадильницы возносят ароматами хвалу Спасителю Творцу, славят Его своими чистыми ликами.

Затем над телом умершего начинается чтение Псалтири – оно служит молитвой родных и близких о почившем, утешает скорбящих о нем и обращает их молитвы о помиловании его души к Богу. Для удобства чтения Псалтири она разделена на двадцать больших разделов – кафизм (перед каждой кафизой трижды повторяется призыв поклониться Богу: «Приидите, поклонимся Цареви нашему Богу. Приидите, поклонимся и припадем Христу, Цареви нашему Богу. Приидите, поклонимся и припадем Самому Христу, Цареви и Богу нашему»), а каждая кафизма делится на три «Славы» (после каждой «Славы» трижды читается «Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, слава Тебе, Боже!»). По прочтении каждой «Славы» (то есть трижды во время чтения кафизмы) произносится особая молитва с указанием имени усопшего. Эта молитва начинается словами «Помяни, Господи Боже наш. » и находится в конце «Последования по исходе души от тела».

До погребения усопшего Псалтирь принято читать непрерывно, кроме времени, когда при гробе служатся панихиды. По учению Православной Церкви, в то время как тело человека лежит бездыханным и мертвым, душа его проходит страшные мытарства – своего рода заставы на пути в иной мир. Для облегчения душе усопшего этого перехода и служатся панихиды, помимо чтения Псалтири. Наряду с панихидами принято служить заупокойные литии, особенно за недостатком времени (лития заключает в себе последнюю часть панихиды). Панихида, в переводе с греческого, значит всеобщая, продолжительная молитва; лития – усиленное народное моление. Во время панихиды и литии молящиеся стоят с зажженными свечами, а служащий священник – еще и с кадилом. В слезах и воздыханиях, уповая на милосердие Божие, родные и близкие усопшего просят облегчить его участь.

Отпевание и погребение обычно совершаются на третий день (при этом в отсчет дней всегда включается самый день кончины, например, для умершего в воскресенье до полуночи третий день придется на вторник). Для отпевания тело усопшего приносится в храм, хотя отпевание может совершаться и на дому. Перед выносом тела из дома служится заупокойная лития, сопровождаемая каждением вокруг умершего.

Чинопоследование отпевания имеет не столько печальный, сколько трогательный и торжественный характер – здесь нет места гнетущей душу скорби и безнадежного отчаяния. Если родственники усопшего иногда (хотя и необязательно) бывают одеты в траурные одежды, то облачение священника – всегда светлое. Как и во время панихиды, молящиеся стоят с зажженными свечами. Но если панихиды и литии служатся неоднократно, то отпевание совершается только один раз (даже если осуществляется перезахоронение).

Поминальную кутью со свечой посередине ставят возле гроба на отдельно приготовленный столик. Кутьей (коливом) называется кушанье, сваренное из зерен пшеницы или риса и смешанное с медом или сахаром и украшенное сладкими плодами (например, изюмом). Зерна заключают в себе скрытую жизнь и указывают на будущее воскресение умершего.

Гроб до конца отпевания остается открытым (если для этого нет особых препятствий). В первый день Пасхи и в праздник Рождества Христова усопших в храм не вносят и отпевания не совершают. Иногда усопших отпевают заочно, то есть гроб с телом покойного в храм не привозится, но последование отпевания совершается в храме, заочно читается разрешительная молитва, а предание земле происходит символически (земля крестообразно рассыпается на лист бумаги). Затем земля и лист с разрешительной молитвой выдаются родственникам покойного, которые сами полагают их во гроб или, если усопший уже похоронен, закапывают в могильный холмик. Но следует помнить, что это не норма, а скорее, отступление от нее.

Служба отпевания состоит из многих песнопений, в которых кратко изображается вся судьба человека: за нарушение первыми людьми, Адамом и Евой, заповеди Творца человек снова обращается в землю, из которой был взят, но, несмотря на множество грехов, Церковь молит Господа, по Его неизреченной милости, простить усопшему грехи и удостоить его Царства Небесного. В конце отпевания, по прочтении Апостола и Евангелия, священник читает разрешительную молитву. Этой молитвой усопший разрешается (освобождается) от обременявших его запрещений и грехов, в которых он покаялся или которые не мог вспомнить на исповеди, и усопший отпускается в загробную жизнь примиренным с Богом и ближними.

Обычай Русской Православной Церкви давать текст разрешительной молитвы в правую руку умершему получил начало еще в XI веке, когда преподобный Феодосий Печерский написал разрешительную молитву для принявшего православную веру варяжского князя Симона, а тот завещал вложить эту молитву в его руки по смерти.

После разрешительной молитвы происходит прощание с покойным. Последнее целование знаменует вечный союз верующих в Господа Иисуса Христа. Родные и близкие усопшего обходят гроб с телом, с поклоном просят прощения за невольные обиды, прикладываются к иконе на груди усопшего и венчику на лбу. В том случае, когда отпевание происходит при закрытом гробе, целуют крест на крышке гроба или руку священника. По окончании отпевания тело усопшего с пением Трисвятого провожается на кладбище.

Если священник не сопровождает гроб до могилы, то предание земле совершается там, где происходило отпевание – в храме или дома. Со словами «Господня земля и исполнение ея (то есть все, что ее наполняет), вселенная и вси живущий на ней» священник крестообразно посыпает землей закрытое покрывалом тело усопшего. Если перед кончиной над усопшим совершалось соборование, то оставшееся освященное масло также крестообразно возливается на тело. После предания земле гроб закрывают крышкой, которую забивают гвоздями. По просьбе родственников священник может посыпать землю на бумагу. Тогда землю в кулечке перевозят на кладбище, где сами родные и близкие усопшего крестообразно посыпают его тело: от головы к ногам и с правого плеча на левое. Так же поступают и при заочном отпевании. Если же священник провожает гроб до кладбища, то предание земле происходит на кладбище, а при опускании тела в могилу еще раз совершается лития.

Над крещеными младенцами совершается особое отпевание как над безгрешными. Над некрещеными младенцами отпевание не совершается, так как от прародительского греха они крещением не очищены. Отцы Церкви учат, что такие младенцы у Господа не будут ни прославлены, ни наказаны. Отпевание по чину младенческому совершается над детьми, умершими до семилетнего возраста (с семи лет дети уже исповедуются, как и взрослые).

В могилу усопшего обычно опускают лицом к востоку, с той же мыслью, с какой принято молиться на восток – в ожидании наступления Утра вечности, или Второго пришествия Христова, и в знак того, что умерший идет от Запада (заката) жизни к Востоку вечности. При опускании гроба в могилу поется Трисвятое – пение ангельской песни «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас» означает, что усопший переходит в ангельский мир.

В напоминание о том, что вход в Царство Небесное был открыт крестными страданиями Спасителя, над могильным холмиком ставится восьмиконечный крест – символ нашего спасения. Крест может быть сделан из любого материала, но обязательно правильной формы. Он ставится у ног усопшего, Распятием к лицу покойного – чтобы при всеобщем воскресении умерших, восстав от гроба, он мог взирать на знамение победы Христа над диаволом. Так же ставятся и надгробные памятники с высеченными на них крестами.

Традиция помещать умершего человека для захоронения в специальный саркофаг восходит к глубокому прошлому. Общеславянское слово «гроб» имеет дохристианские корни, его первоначальное значение – «яма», «могила». Действительно, наши предки – древние славяне – в языческий период не хоронили своих покойных в том гробу, который подразумевается современным значением этого слова. Умершего опускали в могилу, выкопанную в земле в виде большого дома.

У каждой христианской конфессии есть свои традиции. Форма католического гроба, например, напоминает шестиугольник с узким изголовьем, расширяющимся к центру и вновь сужающимся к ногам.

Гроб, предназначенный для погребения православных христиан, проще и строже. Он традиционно широкий в изголовье и узкий в ногах, крышка у него съемная, при прощании с покойным ее ставят на пол узким концом. Нестандартные гробы, размером больше обычных, зачастую имеют сугубо прямоугольную форму и зовутся колодой.

Смерть разобщает живых и усопших, но разобщает только физически, а не духовно – духовная связь и общение никогда не прерываются. Любовь, соединяющая людей на земле, продолжается и за гробом. Все верующие составляют одно духовное тело – Церковь Христову, главой которой является Господь Иисус Христос, у Которого все живы. Если душа не потеряла божественной любви, то где бы она ни была – за гробом или еще в теле и на земле, – она не может не принимать живого, деятельного участия в состоянии близких ей душ, где бы они ни находились. Усопшие всегда пребывают с живыми своим духом, слышат их молитву и откликаются на нее, невидимо подавая помощь и поддержку, а живые сочувствуют усопшим. «Мы можем облегчить муку для почившего брата нашего, – поучал святитель Иоанн Златоуст, – если будем совершать за него частые молитвы и раздавать милостыню». Все древние учителя и отцы Церкви единодушно утверждают, что поминовение усопших – это постановление святых апостолов, учеников Иисуса Христа.

В каждом храме имеется канун (канунник) – небольшой столик, на котором стоит изображение Распятия. На канун за усопших ставят свечи и оставляют продукты для церковной трапезы, перед ним служатся панихиды и заупокойные литии. Но особенно действенно поминовение на Божественной литургии. В конце литургии частицы, вынутые из просфор за живых и усопших, погружаются в Кровь Господню со словами: «Отмый (отмой), Господи, грехи поминавшихся зде (здесь, за этой службой) Кровию Своею Честною, молитвами святых Твоих».

После кончины за усопшего следует заказать сорокоуст, то есть сорок литургий, на которых он будет помянут.

С глубокой древности в Церкви, согласно апостольскому преданию, существует обычай творить поминовение усопших преимущественно в третий, девятый и сороковой день по их кончине (день кончины входит в счет дней помина).

Когда преподобный Макарий Александрийский просил Ангела, сопровождавшего его в пустыне, объяснить ему значение церковного поминовения на третий день, то Ангел отвечал ему:

«В продолжение двух дней позволяется душе, вместе с находящимися при ней ангелами, ходить по земле, где хочет. Посему душа, любящая тело, скитается иногда возле дома, в котором разлучилась с телом, иногда около гроба, в котором положено тело, и таким образом проводит два дня, как птица, ища себе гнезда. А добродетельная душа ходит по тем местам, в которых имела обыкновение творить правду. На третий же день Тот, Кто Сам воскрес в третий день из мертвых, повелевает, в подражание Его Воскресению, вознестись христианской душе на небеса для поклонения Богу всяческих».

После поклонения Богу, на третий день, повелевается показать душе различные приятные обители святых и красоту рая. Все это рассматривает душа шесть дней, удивляясь и прославляя всемогущего Творца. Созерцая все это, она изменяется и забывает скорбь, которую чувствовала, находясь в теле. Но если она виновна в грехах, то при виде наслаждений святых она начинает скорбеть и укорять себя: «Увы мне! Сколько я суетилась в том мире! Увлекшись удовлетворением похотей, я провела большую часть жизни в беспечности и не послужила Богу как должно, дабы и мне удостоиться сей благодати и славы. Увы мне, бедной!» По рассмотрении в течение шести дней всей радости праведных она опять возносится Ангелами на поклонение Богу.

Святые апостолы узаконили в Церкви Христовой обычай Ветхозаветной Церкви оплакивать умерших сорок дней. Поэтому у нас и совершается поминовение усопших в продолжение сорока дней (сорокоуст) и особенно на сороковой день (сорочины). Ради Вознесения Спасителя в сороковой день по Его Воскресении Церковь молится, чтобы и усопший, воскресший со Христом, вознесся и всегда был с Господом.

Иногда отмечают и двадцатый день как половину сорокадневного моления об усопших.

Кроме этого, особенно совершается родственниками память по усопшему в дни его рождения, именин и смерти в знак того, что его душа жива и бессмертна. Как при жизни усопшего в дни его рождения и именин мы особенно молились о его здравии, так и по кончине должны молиться о прощении его грехов и вечном спасении. День смерти христианина есть день его рождения для новой, лучшей жизни.

В дни памяти усопших принято поминать их за трапезой. Этот обычай известен очень давно, он описан еще у пророка Иеремии, который говорит о преломлении хлеба в печали, «в утешение об умершем». Словами «преломлять для них хлеб» пророк свидетельствует, что для умерших полезно, когда их поминают ядением хлеба – а тем более с молитвами. Узаконенное Церковным Уставом благословение в память усопших кутьи как бы обязывает имеющих возможность к устроению и более полной трапезы. Трапеза рассматривается Церковным Уставом как непосредственное продолжение богослужения. Усопших поминают той едой, какая положена по Уставу: в скоромные дни – скоромной, а в постные – постной. Поэтому блины в постные дни следует готовить на растительном масле, без молока и яиц. В конце трапезы подается кисель – в некоторых местах с молоком (в скоромные дни с коровьим, а в постные – с миндальным).

Перед поминальной трапезой обычно совершается заупокойная лития или читается молитва об усопшем, а сама трапеза начинается со вкушения кутьи (колива). В древности у греков, по свидетельству святого Симеона Солунского, вместе с кутьей в храм приносилось и вино как обычный на Востоке напиток. В Древней Руси за неимением своего виноградного вина в таких случаях приносился местный национальный напиток – мед. Таким образом, благословение колива было хотя и малой, но полной трапезой, на которой поставлялось не только ястие, но и питие. Также в этот день Богу угодна милостыня, помощь обездоленным.

В любые дни поминок читают молитву:

«Молитвами рождшия Тя, Христе, и Предтечи Твоего, апостолов, пророков, иерархов, преподобных и праведных, и всех святых, усопшаго раба Твоего упокой».

Непосредственно перед едой читают молитву «Отче наш».

В конце стола попросите у Бога за всех усопших:

«Подаждь, Господи, оставление грехов всем прежде отшедшим в вере и надежде воскресения, отцем, братиям и сестрам нашим и сотвори им вечную память».

Далее следует краткое прошение, которым в земной жизни Сам Спаситель кончил свою последнюю трапезу:

«Благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим».

Также читают особую поминальную молитву (118-й псалом).

Во время поминок существует обычай оставлять во имя умершего место, тарелку, обеденный прибор, часть блюд. Первыми отведывают кутью ближайшие родные и друзья, затем – все присутствующие.

Соборно вспоминают об усопших в родительские субботы. Их пять в году: вселенские Троицкая и Мясопустная (за девять дней до начала Великого поста), а также Радоница (второй вторник после Пасхи), Димитриевская суббота (накануне дня св.Димитрия Солунского) и поминовение воинов в День Победы 9 мая.

Различают глубокий и обыкновенный траур. Глубокий траур носится только по отцу, матери, деду, бабушке, мужу, жене, брату, сестре. По отцу и матери он продолжается один год. По деду и бабушке – шесть месяцев. По мужу – два года, по жене – один год. По детям – один год. По брату и сестре – четыре месяца. По дяде, тете и двоюродному родственнику – три месяца. Если вдова, вопреки приличию, вступает в новый брак ранее окончания траура по первому мужу, то она не должна приглашать на свадьбу никого из гостей. Эти сроки могут быть сокращены или увеличены, если перед смертью родственники получили особое благословение от умирающего.

Самоубийц, за которых не может быть церковного поминовения, можно поминать в домашней молитве. Оптинский старец Леонид, в схиме Лев, своему ученику Павлу Тамбовцеву, у которого отец окончил жизнь самоубийством, велел читать такую молитву: «Взыщи, Господи, погибшую душу отца моего, аще возможно есть, помилуй! Неизследимы судьбы Твои. Не постави мне во грех сей молитвы моей. Но да будет святая воля Твоя».

О самоубийцах можно также читать «Канон о самовольно живот свой скончавших», составленный митрополитом Вениамином (Федченковым).

Древняя Русь при всей строгости своего отношения к поминовению усопших находила возможным молиться об избавлении от вечных мук умерших в иноверии. При этом на Руси прибегали к предстательству святого мученика Уара, который жил в Египте в конце III – начале IV века, в эпоху особенно жестоких гонений на христиан. Известно, что он вымолил у Господа прощение языческим предкам блаженной Клеопатры.

Составлено по реферату Е.Корчагиной, Е.Ильиной

и материалам, опубликованным Трифоно-Печенгским монастырем.

Оценка 4.9 проголосовавших: 914
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here