Молитва в эрмитаже

Советуем ознакомиться молитва в эрмитаже с несколькими вариантами на русском языке, с полным описанием и картинками.

Спустя сто лет: в домовом храме Эрмитажа совершена первая после революции архиерейская Литургия

Санкт-Петербург, 12 мая 2017 г.

С наступлением нового времени практически все столичные императорские дворцы Старого Света сменили свое назначение и стали крупнейшими мировыми музеями. В их число входит и главная резиденция русских императоров в Санкт-Петербурге – Эрмитаж. Даже в самые тяжелые годы – время блокады – музей был свидетелем высокой культуры. Тогда в Эрмитаже остались только пустые глазницы-рамы, которые говорили, что некогда здесь висели картины. По этим пустым рамам, по памяти расписывая детали живописных произведений, проводил экскурсии Павел Губчевский.

Впрочем для одного места такое блокадное состояние продолжалось значительно дольше. Как пустая рама без картины, долгие годы существовал и разрушенный домовый храм русских императоров. У него не было экскурсовода, который бы своим талантом создавал в фантазии гостей музея величие и красоту этого дома Божия. Но блокадная пора храма в честь образа Спаса Нерукотворного подошла к концу и руководство Эрмитажа воссоздало его интерьеры. А уже 11 мая 2017 года ректор Санкт-Петербургской Духовной Академии архиепископ Петергофский Амвросий совершил в нем первую в новейшей истории архиерейскую Литургию, сообщает сайт Санкт-Петербургской духовной академии.

Архиепископ Амвросий: «В эти пасхальные дни мы восславили Воскресшего Господа в храме, посвященном Его Нерукотворному образу. Здесь чувствуется связь времен и сопричастность истории нашего великого Отечества. Хотя это возобновленный храм, в нем все равно присутствует дух прошлого, потому что невозможно убрать из памяти вечности молитвы и воздыхания всех людей, которые приходили под эти своды для того, чтобы брать благословение на очень трудное, но великое дело управления Российским государством».

Утро 11 мая останется в исторической летописи императорского храма Зимнего дворца как день первой после революции 1917 года архиерейской Божественной литургии. Богослужение совершил архиепископ Петергофский Амвросий. В храме молились студенты Духовной Академии и прихожане храма из числа сотрудников Государственного Эрмитажа.

За богослужением духовенство и прихожане молились об упокоении великих государей, императоров и императриц, почивших руководителей и сотрудников музея, а также о здравии нынешнего руководства и всех, трудящихся в Эрмитаже.

После Литургии владыка ректор и настоятель храма протоиерей Владимир Сорокин поблагодарили директора музея М. Б. Пиотровского за приглашение и возможность совершать богослужения в таком значимом месте, где особым образом чувствуется связь поколений и причастность историческому наследию России. От лица директора Государственного Эрмитажа отец Владимир подарил ректору Духовной Академии книгу об истории храма Спаса Нерукотворного Образа.

«Сегодняшний подарок Господа – богослужение в этом храме – особенно трепетно будут переживать учащиеся Духовной Академии. Ведь все то, что происходит в молодом возрасте, особенным образом запечатлевается в памяти и в сердце. Церковь – это живой организм, а живой организм развивается по своим законам. И невозможно как-то насильно развивать Церковь, невозможно ускорить все то, что нам хотелось бы ускорить по нашим человеческим соображениям. Невозможно ускорить рождение ребенка. Если это сделать, то совершится трагедия. Так же и церковный организм – он живет и действует наитием Святого Духа. Именно Святой Дух направляет нас по дороге жизни и вразумляет, как поступить, чтобы не помешать всеблагому Промыслу Божию, пекущемуся не только о каждом из нас, но и о наших народах, о нашей Церкви, о нашем Отечестве и о наших храмах», – сказал в своем слове архиепископ Амвросий.

Благодаря сотрудников музея за их труд, владыка подарил каждому икону и сказал, что именно они помогают духовенству поддерживать огонь молитвы в эрмитажном храме и освящают это пространство своей верой.

скрыть способы оплаты

скрыть способы оплаты

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.

Стихи о Эрмитаже

О, Эрмитаж, красив и вечен!

В нем всех времен творенья есть.

Когда по этажам пройдешь,

Ты все эпохи проживешь!

И Зевс на троне восседает,

И добрый дух из Вавилона

На барельефе там витает.

На ней Мадонна там видна.

Как восхитительна она!

А в зале светлом и прекрасном

Он – Эрмитажа господин.

Китайский Будда и Тибетский Лама,

Японский самурай стоит

И взором грозным он глядит.

Индийский многорукий Шива

Танцует огненно, красиво.

Твой путь тернист и бесконечен!

Не видел только лишь ленивый.

Ты стольких экскурсантов помнишь –

И потрясённых и счастливых.

Стояли в очереди длинной.

Растаяли в осенних лужах

Их иностранные ботинки.

Китайский ширпотреб наверно.

А полотенечки им дали,

Чтобы сберечь дежурных нервы.

Им тапки выдать позабыли!

И держат на крыльце атлантов,

Как нелегальных эмигрантов.

Я постигала мудрость красоты.

Здесь мысли Достоевского начало,

И образцы высокой правоты:

Молитвенный восторг от Ренессанса,

Шпалеры в серебре французских лилий,

Поля Ван Гога в золоте Прованса.

“Голландцев маленьких” смешные темы,

Изысканность наборного паркета,

И в зеркалах твоих – таинственные тени.

Приют отшельника, лишенного наследства.

Я всей душой люблю мой Эрмитаж,

Мой мир, мой сладкий привкус детства!

Спешу я прямиком в Шатровый.

Там Клас, там Терборх словно на виду,

Там Поттер, там Франс Хальс почти как новый.

Перенесу скорей на свой подрамник,

Голландскую манеру не пойму,

Не повторить твои мазки, искусный Вламник.

Я не могу постичь азы искусства.

Наверное, голландский метод прост –

Нам просто надо уповать на чувства.

Самовстречанье в пропастях веков!

Продетая сквозь сердце нить лучится.

Ведет от колыбели до гробницы

По лабиринтам памятей и снов.

Вся жизнь – лишь вздох, иль капля, что упала

В пролет, в разрыв несбывшихся времен.

Бьет колокол. Очнись – и все сначала.

Тускнеет мрамор фризов и колонн.

Смолкает звук небесного кимвала.

День длится – не смущен, не изумлен

Своим существованием нимало,

Глядит, забывшись, в полумрак канала,

Где арки мостовой полуовала

Двойник недвижный слитно отражен.

Хранит в себе шедевры многих поколений.

Идёт сюда народ культурный наш

Увидеть то, что не дано предать забвенью.

Хотим побыть немного снова с прошлым.

Здесь на картины смотрим чуть дыша,

Они все в состоянии хорошем!

Самозабвенно Микеланджело творил,

Ван Гога и Моне все также знают,

Да Винчи мир “Мадонной” удивил.

Здесь каждый, да по-своему хорош.

Холсты рассматривать часами можно,

Рисунок ни один с другим не схож.

Сверкает царское убранство и посуда.

Так много экспонатов видим в нём,

Они дошли до наших дней – как чудо!

Подарок лично царственным особам.

На них любуются все много лет уже,

Шедевры стали достоянием народа.

Висит коллекция оружия в витрине;

Мы видим камни: и янтарь и малахит,

Нам любопытно, интересно всё поныне.

Сияет бронза, серебро и позолота.

Огромных залов тишина так глубока!

Мы расстаёмся с ними неохотно.

В нём дух веков, величье, благолепье.

И Эрмитаж своею дивной красотой

Нас будет восхищать ещё столетья!

И в Петербурге был открыт музей

Но только лишь для избранных людей

Ведь Эрмитаж приют для красоты

Музей древнейшей старины.

Музей и память. Каждый экспонат

Расскажет об истории эпохи.

Эрмитаж есть память о веках.

Творенья Давинчи и Ван Гога.

Лишь в Эрмитаже сможешь ощутить

И древность полотна –

И красок старину.

Кусочек старого холста

Так ярко сохранил

Истекших дней мотивы.

Глаза с полотен Рембранта

В них жизнь и человечность

С надеждой устремился в вечность.

Рембрант впитал своею кистью

Невольно тянется рука

Коснуться матери с младенцем –

С картин Да Винчи льётся

В них кроется божественная нега.

Здесь только шепотом ты можешь говорить

И на тебя с полотен смотрят лица

Историю как книгу ты прочтешь,

Узнаешь мастеров от Бога!

Пикассо и Сезанн.

У каждого своё пера творенье,

Великих рук прикосновенье.

Какой талант скопился у землян,

Уму же всё непостижимо даже,

Микеланджело, Рубенс, Тициан.

Творчество потомкам в вечность,

Хранит искусство здесь святая Русь,

Но стороной не обошла беспечность.

Сколько духа, нежности, строгости,

Счастлив каждый его посетить,

Где кто не жил, приглашают в гости.

Смотрел полотна, изделия, скульптуры,

Сам пошутил: а где ключи от рая?

Смотритель улыбнулась Джокондою с натуры.

Закон здесь сохранения Истории,

Закон здесь и охраны волшебства,

А если нет? тогда чего же мы стоили.

И Бог хранит, а мы перекрестимся,

Со всех сторон идут сюда земляне,

Открыты двери, этим мы гордимся!

Брожу я сумрачно по залам величавым:

Здесь чужд корыстный ум желаниям лукавым,

Здесь гения следы сказалися на всем;

Вдали от суеты, от уличного шума,

Здесь мысль мою гнетет томительная дума.

И кисть их поныне над умами;

Картины их блестят живыми красотами,

Как будто писаны не дальше, как вчера.

А мы к каким пришли властительным твореньям?

Где наши образцы грядущим поколеньям?

Их кистью и резцом не двигала нажива, –

И тот роскошный плод, что их взрастила нива,

На солнце творчества свободно созревал;

Для нас же яркий блеск заветного металла

Дороже творчества, дороже идеала.

Сегодня мы с другом идем в Эрмитаж!

Ложатся нам под ноги листья.

Мы слышали столько про этот музей

От наших знакомых, родных и друзей!

И стало неловко нам даже,

Что не были мы в Эрмитаже.

И вот мы в музей знаменитый спешим,

Опавшей листвою мы дружно шуршим,

И вот мы под аркой проходим,

И вот мы на площадь выходим.

А вот перед нами и Зимний дворец!

Огромный зеленый фигурный ларец!

Гордятся им все ленинградцы.

И мы загордились. Признаться.

Еще он красивее там, где Нева

Его отражает, качая едва:

А если такой он снаружи,

То, что же внутри обнаружим?

В душе впечатлений у нас уже масса,

А мы еще только добрались до кассы!

Суем мы в окошко монеты и просим:

– Два школьных билета!

Молюсь о том, чтоб вновь сюда прийти.

В пурпурный бархат дамы разодеты,

Узнать нетрудно каждой – прототип.

И Петр царь, с его орлиным взглядом.

Дух вечности парит невдалеке,

и бродит вслед за мной по анфиладам.

старинной утонченной красотой.

Эстет искусства, взоры будоража,

музей чарует лепкой золотой.

античного, барокко, ренессанса.

Мне чудятся французские кадрили

в Концертном зале, танцы, реверансы.

и два десятка гелио-гравюр,

я вижу в Зимнем, с множеством реликвий.

И царскую одежду от кутюр.

Как “от Брюллова” – свадебное платье.

Отделка филигранная деталей

роскошна. до мурашек на запястьях.

Зимнее было становище,

Теперь Эрмитаж – так зовется музей,

В котором хранятся сокровища.

Чтоб обойти эти груды добра,

Не хватит, пожалуй, и месяца.

Посуда из чистого серебра,

Хрустальные люстры светятся,

Картины предыдущих веков,

Гобелены и статуи,

Знамена, отбитые у врагов,

Из малахита и лазурита

Вазы, колонны, столики –

Всё это доступно, всё это открыто

И школьнику и историку.

Как всегда, тороплюсь в Эрмитаж,

В нём душою своей отдыхая,

От искусства вхожу здесь я в раж.

В каждом зале шедевр ждёт меня,

И на лицах людей изумленья

Вижу здесь я в течении дня.

Скифы дарят работы свои,

На втором этаже воскресают

Все полотна любимой Руси.

Приглашают на третий этаж,

Там Китай позолотой осыплет,

Чтобы помнили наш ЭРМИТАЖ!

Как всегда, тороплюсь в Эрмитаж,

В нём ступеньки наверх я считая,

Продвигаясь на новый этаж.

Это сказка! Волшебство!

Экскурсовод нас просто покорила!

О Питере любовно говорила.

Посетили много с ней;

Эрмитаж, Собор, Лицей.

Дворец Зимний, просто-диво!

Внутри, божественно, красиво;

витые лестницы и царский трон.

Санкт-Петербург прославили ОНА и ОН!

Великий Пётр, Великая Екатерина.

залы украшают их портреты и картины.

Всё по-царски, много блеска,

шедевры живописи, фрески.

Мрамор, золото, резной паркет.

Изумлению предела нет!

Так много света и огней!

Все залы обойти, не хватит пяти дней.

В коллекции, хранятся миллионы экспонатов.

И привлекает тысячи фанатов.

Это потрясающее чувство!

Видеть гениальное искусство!

Велико значение Эрмитажа!

Это каждый школьник скажет!

Люблю дворцы, люблю я парки

Мосты и мраморные арки

Мне Эрмитаж, как дом родной

Как-будто в сказке побывала

По залам золотым хожу

И фрейлиной себя я представляю

И окунаясь в 300 лет назад

Мне интересно, как построен город

Смотрю полотна мастеров

Красив ты был Петра творенья

России загляденье, в Европу направленье

Я вижу трон, стоящий у стены

И Пётр, восседающий на нём

Был так прекрасен, свеж и очень молод

Переходя в другие залы

Предстал портрет перед домной

Где императрица восседала

И взглядом встретилась со мной

Душа застыла на минуту

Я императрицей встала вдруг

Произошло мгновенно чудо

И сразу отступил испуг

Я прохожу в другие залы

Смотрю прекрасные часы

И пусть им лет уже не мало

Века не тронули красы

И в полдень они звучали чётко

Задрав от гордости свой нос

И отбивали в такт чечётку

И распускали пышный хвост

Дальше я прошла по залу

Кто-то захватил мой взгляд

Это в латах закоптелых

Гордо рыцари стоят

Вижу сад я навесной

Под открытым небом

Он закрыт со всех сторон

И висит там в небесах

Это чудо из чудес

Я отдохнуть пришел в безлюдный Эрмитаж.

И день благословил серебряный и талый,

Покрывший пепельной неясностью порталы,

Как матовым стеклом анатолийских ваз.

В жестокой наготе классических камей

Недвижно-радостны, мучительны и новы

Творящей красоты рельефные основы,

Мечты, почившие в безмолвии камней.

Лепного потока усиливают гнет!

Не оживут однажды скованные боги,

И никогда пожар бичующей тревоги

Любви дарящего полета не вернет.

И до того бывал раз двести.

Ну. Зимний. Сам себе алмаз,

Внутри него там столько вместе:

Среди железа есть рапира –

Сам Гамлет, говорят, держал

Под оком Вильяма Шекспира.

К себе зевак послушных тянет.

А интересно: да иль нет –

Для фотки вдруг возьмёт и встанет.

Да к Рафаэлю, к Тициану.

Я их картинами дышу,

Столбом стою, куда ни гляну.

Перед Мадонною Да Винчи.

Протиснуться была б тропа,

Да любят её очень нынче.

Девчушка с видом пышной дамы

Глядит тайком наискосяк:

Одна ль она, нет рядом мамы.

Стоит и в ушко ей щебечет,

И щебет сладкий, молодой,

Уж сердце девы искры мечет,

Что Рафаэли, Тицианы.

Своё сыграли. Знай пиши

Картины? Да! И в них романы.

Что очарованы картиной.

Ах, мастер, ты всем даровит,

Что двое те? тесьмой единой

Твой холст – ну да, всего лишь повод.

Ах мастер, дама молода,

Да кавалер гляди как молод.

Пройдут года, Бог даст их много,

Увидит вас, что сблизил он,

Что перед вечности порога

Как Рафаеля, Тициана.

Но с тех для них святых минут

Твоя святой иконой звана.

Мы все сокровища искусства!

Живые мы, и в нас сочат

Своей любви святые чувства,

Теперь для вас мы – столб свиданки.

Ребятки, топайте пока.

Вам к месту – лучше ресторанки.

Но их, увы, никто не слышит.

А есть – неслышимо кричат.

Как раз сейчас их кто-то пишет.

Как будто сказочный ларец,

Сияя блеском, златом жгучим,

Стоит в красе своей дворец.

Он знает толк в теченье лет.

Хранить в себе искусства семя –

Таков его векам обет.

Людей, что Русь родит, как мать,

Собрать в покоях дивных, ёмких

Всё то, чего нельзя познать,

Шедевров вечных красоту.

И белых-белых, словно лебедь,

Колонн святую наготу.

И ежедневно – вернисаж.

Всё это – сказочное чудо!

Всё это – славный Эрмитаж.

Скользит по мраморным полам.

По ним давно-давно, блистая,

Царица шла к гостям-послам.

Как много статуй и картин!

Искрящих звёздами подвесок,

Каменьев чистых и витрин!

Живёт хозяйкой тишина.

Она вельмож знатнейших знала,

Секреты их хранит она.

В них тайна мудрая живёт.

Живёт в них дух творенья вечный,

Он в мир восторга всех зовёт.

“Гуляки”*, “Снятие с креста”*.

Шедевры эти ждут вниманья,

Они здесь точно неспроста.

Он – словно девственный пейзаж.

В нём растворились краски, чувства.

Собрал в себя их Эрмитаж.

Бурлит, кипит её вода.

Санкт-Петербург гостей встречает:

Впитал в себя он жизнь, года.

Он вечно будет жить в веках;

Познал он радость, муки, голод;

Его никто не ввергнет в прах.

Как будто сказочный ларец,

Сияя блеском, златом жгучим,

Стоит в красе своей дворец.

* “Юдифь” (начало 1500) – Джорджоне (1477 – 1510). Итальянский живописец, один из основоположников искусства Высокого Возрождения.

* “Капризница” (около 1718) – Антуан Ватто (1684 – 1721). Французский художник, основоположник стиля рококо.

* “Даная” (1636) – Рембрандт Харменс ван Рейн (1606 – 1669). Великий голландский живописец.

* “Гуляки” (1660) – Ян Стен (около 1626 – 1679). Великий голландский живописец XVII века. Мастер бытового жанра.

* “Снятие с креста” (около 1617 – 1618) – Питер Пауль Рубенс (1577 – 1640). Великий фламандский живописец.

Оценка 4.6 проголосовавших: 23
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here