Молитва за духовные власти

Советуем ознакомиться молитва за духовные власти с несколькими вариантами на русском языке, с полным описанием и картинками.

«Почему Церковь молится за власть?»

Святейший Патриарх отметил, что воин – это такое служение, когда человек выражает свою готовность пожертвовать собственной жизнью. Это наивысшее проявление любви, поэтому, подытоживает он, Церковь молится за власть и воинство.

О поднятой проблеме рассуждает в интервью «Русской народной линии» кандидат филологических наук, кандидат богословия, доцент Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, член Синодальной богослужебной комиссии диакон Владимир Василик:

Молитва за власти – это древнейшая традиция Церкви. Апостол Павел пишет: «Итак прежде всего прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков, за царей и за всех начальствующих, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте. » (1 Тим. 2:1-2). Власть – это гарант стабильности, стена, преграждающая путь хаосу, междоусобице и взаимному истреблению. Кроме того, власть удерживает от нападения врагов на страну. В советское время Церковь обличала деяния власти, но, тем не менее, заявляла, что православные христиане молятся за нее. Власть, построенная на легальных началах, является стеной, ограждающей от пришествия антихриста, который, формально являясь царем, будет совершать всякое беззаконие, которое соберет в себе всё дьявольское отступничество, в том числе связанное с хаосом междоусобицы. Царство антихриста будет царством вражды и взаимоистребления.

Советская власть формально не являлась богоборческой, ведь в Конституции не было написано о запрещении религии. Другое дело, что Церковь и вера подвергались гонениям, притеснениям, причем не в последнюю очередь благодаря атеистическому посылу коммунистической идеологии. Но праведники ХХ века, владыка Вениамин (Федченков) и отец Иоанн (Крестьянкин) горячо молились за советскую власть. Отец Иоанн явил потрясающий пример любви и самоотвержения, когда молился за своего следователя Ивана Михайловича, который ломал ему пальцы. Благодаря этим молитвам и произошло чудо возрождения России, когда власть, быть может, не до конца, но повернулась к вере и Церкви. Новомученики молились за власть-гонительницу, тем самым исполняя заповедь Господа – «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф.5:43—45). Эта заповедь не утратила своей актуальности и ныне, когда нашу страну возглавляет Владимир Владимирович Путин – верующий и воцерковленный Президент, который регулярно исповедуется и причащается святых Христовых Тайн.

По конфиденциальным данным, Владимир Путин хорошо читает Апостола, как и Петр Великий, и старается в силу данных ему возможностей вести христианскую политику, в том числе на Ближнем Востоке. Его вклад в церковное строительство, помощь монастырям и храмам, огромны. Достаточно взглянуть на Валаамский монастырь, который, благодаря заботе Президента, из руин поднят в былом великолепии. Поэтому всем нашим дорогим критикам, которые недоумевают, сомневаются, можно ли молиться за нынешнюю власть, которая, по их мнению, так коррумпирована и ущемляет права и свободы, нужно сказать, дорогие мои: молитесь, чтобы власть стала лучше, потому что многое может молитва праведного. Как говорится, молитва и со дна моря поднимает.

24 октября 2015 г.

скрыть способы оплаты

скрыть способы оплаты

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.

Проповеди

Молитва за власти

1-е Тимофею, 2 глава

1-е Тимофею, 2 глава

2 за царей и за всех начальствующих, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте,

3 ибо это хорошо и угодно Спасителю нашему Богу,

4 Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины.

5 Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус,

6 предавший Себя для искупления всех. Таково было в свое время свидетельство,

7 для которого я поставлен проповедником и Апостолом, – истину говорю во Христе, не лгу, – учителем язычников в вере и истине.

8 Итак желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая чистые руки без гнева и сомнения;

9 чтобы также и жены, в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием, украшали себя не плетением волос, не золотом, не жемчугом, не многоценною одеждою,

10 но добрыми делами, как прилично женам, посвящающим себя благочестию.

11 Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью;

12 а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии.

13 Ибо прежде создан Адам, а потом Ева;

14 и не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление;

15 впрочем спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием.

Местная религиозная организация

“Церковь евангельских христиан-баптистов г. Москвы”

Любовь Божья

Новые материалы по новому адресу – credo.org.ua

Поиск

Молитва решает все. Те члени церкви, которые падают, отходят от церкви, они перестали молиться, или молятся формально.

«И Дух и невеста говорят: приди! И слышавший да скажет: приди! Жаждущий пусть приходит, и желающий пусть берет воду жизни даром»

Мы рассмотрим четыре духовных уровня молитвы.

«Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом, и старайтесь о сем самом со всяким постоянством и молением о всех святых»

Первый духовный уровень молитвы – молитва в духе. Многие понимают, что это молитва иными языками. Но это еще и может быть молитва общения с Богом, проявления даров. Молитва в духе значит, что наш дух говорит. Если мы не выходим на этот духовный уровень, то мы остаемся в плоти. Такая молитва должна быть для нас ежедневной. Духовная сила появляется от молитвы духом. Человек может быть сильным физически, но духовно слабым, если не молится духом. Написано: молитесь во всякое время духом.

Я всегда волнуюсь, когда иду проповедовать. Я начинаю молиться в духе и чувствую, как два человека берут мене под руки, и мы вместе идем к сцене. Выходя на сцену, я их уже не чувствую. Я знаю, что Бог в духе посылает Своих ангелов, которые меня сопровождают. Проповеди, которые тут звучат, говорятся в духе, поэтому их сложно забыть. Эти слова меняют нас, потому что проповеди от духа, а не от плоти.

Мы учимся молиться духом. Бог дал нам большое откровение – общаться в духе. Заберите сегодня у нас общение с Богом, заберите дары Духа Святого, заберите этот уровень – кем мы будем, что от нас останется? Хочешь измениться в лучшую сторону? Молись в духе каждый день, говори с Богом.

«Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них»

Второй вид молитвы – молитва согласия, или молитва тела. Это не индивидуальная молитва, которая усиливается кем-то. Это молитва, которой молится, например, вся семья. Семья принимает решение молиться за какую-то нужду и все вместе молятся. Это молитва домашней группы, с благословения пастора домашней группы. Это может быть молитва района или региона, с благословения регионального пастора. Это может быть молитва церкви, с благословения старшего пастора. Как правило, такие молитвенные нужды у нас записаны в пост. Как результат, почти 90 процентов этих нужд решаются, Бог дает ответ. Это молитва духовной власти. Регион согласился молиться за какую-то нужду, и он имеет власть на территории своего региона. Но за рамки своего региона он выйти не может. Доктор может давать указания и рекомендации как лечить болезнь, но он не может выйти за рамки и давать советы в чем-то другом.

Бог дает право, духовную власть. А вместе с ней и ответственность. А кто хочет иметь только права без ответственности, тот будет посрамлен. Если мы хотим, чтобы в Вишневом было большое пробуждение, то нужно согласиться всем церквям города молиться за эту нужду. 90 процентов всех христиан города Вишневый – члены нашей церкви, но и этого недостаточно. Необходимо согласие всех. Для того чтобы получить результат во всей Украине, нужно согласие всех христиан Украины, всех церквей, всех конфессий. Тогда будет результат.

Молитва, как и благословение, должна иметь под собой духовную власть и причину. Я могу сказать: я благословляю тебя благословением Даниила. Но, если ты никакого служения в церкви не несешь, то это благословение пролетит мимо тебя. У меня нет права раздавать благословение направо и налево. Исав молил Исаака: благослови меня. Но тот отвечал: я уже ничего не могу сделать. Я могу наговорить много слов, но благословение отдано, его больше нет. Вот, что такое сила и власть молитвы тела.

В Аргентине большое пробуждение настало тогда, когда все церкви стали как одна. В Бразилии и Корее сильное духовное пробуждение настало тогда, когда все церкви согласились молиться вместе. Очень важно иметь целостность.

«Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь»

Третий уровень молитвы – молитва словом, или молитва Библией. Это может быть провозглашение Библейских пророчеств, молитва через Библию, то есть исповедание мест писания в молитве. За такой молитвой стоит сила Слова Божьего. Вера идет от слова. Мы можем молиться за исцеление: ранами Его мы исцелились. Мы можем молиться, чтобы кого-то простить: если буду прощать, то и мне простится. Бог даст исцеление, Бог даст силу простить. В Библии есть много молитв, которыми можно молиться.

Очень важно, чтобы молитва третьего уровня не превышала молитву второго уровня. Если превысишь третьим уровнем второй уровень, ты попадешь в беду. Тебе дана определенная власть, будь в ее границах. Не превышай данной тебе власти. Не молись словами: ранами Его я исцелен, – если ты не можешь простить. Ты не исполняешь Слово Господне, поэтому не выкрикивай таких молитв. Потому что будешь иметь проблемы.

«И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака; [не бойся]. Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему; и будет потомство твое, как песок земной; и распространишься к морю и к востоку, и к северу и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные; и вот Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю, ибо Я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что Я сказал тебе. Иаков пробудился от сна своего и сказал: истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал! И убоялся и сказал: как страшно сие место! это не иное что, как дом Божий, это врата небесные. И встал Иаков рано утром, и взял камень, который он положил себе изголовьем, и поставил его памятником, и возлил елей на верх его. И нарек [Иаков] имя месту тому: Вефиль, а прежнее имя того города было: Луз. И положил Иаков обет, сказав: если [Господь] Бог будет со мною и сохранит меня в пути сем, в который я иду, и даст мне хлеб есть и одежду одеться, и я в мире возвращусь в дом отца моего, и будет Господь моим Богом, – то этот камень, который я поставил памятником, будет [у меня] домом Божиим; и из всего, что Ты, Боже, даруешь мне, я дам Тебе десятую часть»

Последний уровень, самый сильный уровень – молитва договора. Бог явился Иакову, и сказав: Я Бог Авраама и Исаака. Он пообещал Иакову три вещи – земли, много людей, духовную власть. Тогда Иаков ответил Господу также тремя вещами: переименовал то место, где видел сон, потом поставил камень в знак обещания вернуться сюда и пообещал дать десятую часть со всего, чем Господь благословит его. Это была молитва с договором с Богом. Это серьезная молитва, которая несет в себе как плюс, так и минус. Такие молитвы мы провозглашаем, когда принимаем водное крещение, когда венчаемся, когда рукополагаем на служения людей. Человек дает обещание служить, беречь верность, жить по Слову до конца жизни, а Бог дает обещание охранять, благословлять, давать и проявлять дары Духа Святого, наделять силой и духовной властью. Чем большую ответственность берет человек, тем больше благословение дает Бог. Мы можем каждый индивидуально договариваться с Богом. Мы обещаем и выполняем свои обещания, а Господь в ответ благословляет нас и оберегает.

Когда-то были времена в Киеве, что невозможно было найти работу. Заводы и фабрики стояли. Люди не имели денег ни на хлеб, ни на одежду. Ко мне пришла одна сестра и говорит: пастор, я хочу иметь нормальную работу. Я спросил ее: а сколько же ты хочешь зарабатывать? Она ответила: тысячу долларов. Это был 1990 год. По тем временам такая сума была фантастической. Я тогда зарабатывал семь долларов. Но я увидел, что она серьезно говорит. Она не мечтает, не шутит, а говорит то, что желает получить. Она рассказала, что есть одна фирма, которая объявила о вакансии на должность старшего менеджера с зарплатой в тысячу долларов. Но нужно иметь высшее образование, знание английского языка и опыт работы. Всего этого сестра не имела. Какая молитва в этой ситуации может сработать? Никакая, кроме молитвы договора. Мы взяли листочек бумаги. Она написала, что к определенной дате она приводит в церковь десять человек, и они принимают водное крещение, а Господь за это ей дает желанную работу и зарплату. До конца месяца она привела в церковь десять человек. Практически все эти люди до сегодняшнего дня члены церкви. Эта сестра пришла ко мне и говорит: благослови меня, пастор, я иду на собеседование. Я говорю: тебя уже не нужно благословлять. Ты исполнила свою часть договора. Не сомневайся, Господь Свою часть исполнит. Я еще не видел такого, чтобы Господь не исполнил то, что обещал. Результат собеседования – сестра получила работу, желанную зарплату в то время, когда работу найти было практически невозможно. Бог исполняет Свое Слово.

Не обещай Богу дать гривну, когда просишь квартиру в 400 квадратных метров. Давай Богу то, что для Него ценно, потому что ты просишь то, что для тебя есть ценно. А для Бога самая большая ценность – спасенные души.

Любое пасторское служение – это молитва договора. Когда меня рукополагали, то я не давал обещаний. Я давал его раньше, когда я был в армии и Бог сохранил мне жизнь. Тогда я Богу пообещал: если Он даст мне выйти из всех трудностей, то я Ему буду служить на 100 процентов до конца жизни. Я знал, что или я буду жить и служить Богу, или я не буду жить.

Эти уровни, которые я перечислил, очень важны. Они имеют большую власть, но каждая на своем уровне. Не путайте их, применяйте согласно своей власти и силы, согласно жизненной ситуации, и вы будете иметь успех.

В начале проповеди мы читали Слово из Книги Откровений 22:17. В этой молитве соединено все четыре духовных уровня. Первый уровень – Дух говорит; второй уровень – тело (невеста) говорит; третий уровень – молитва словом (кто слышит, скажи – приди); четвертый уровень – молитва договора – Христос придет и заберет нас, чтобы дать в Небесах обещанное. Это последняя молитва, которая будет провозглашена Единой Церковью перед приходом Иисуса Христа – Гряди Господи Иисусе! Дух, тело, молитва словом и обещание Божье все объединится, чтобы получить самый большой ответ за всю историю человечества.

ДУХОВНАЯ МОЛИТВА

Душевные движения, за строгую непорочность и чистоту, делаются причастными действенности Святого Духа.

Что такое духовная молитва, и как подвижнику сподобиться ее?

Душевные движения, за строгую непорочность и чистоту, делаются причастными действенности Святого Духа. И ее сподобляются один из многих тысяч людей, потому что это – тайна будущего состояния и жития. Ибо он возносится, и естество пребывает недейственным, без всякого движения и памятования о здешнем. Не молитвою молится душа, но чувством ощущает духовные вещи оного века, превышающие понятие человеческое, уразумение которых возможно только силою Святого Духа. А это есть умное созерцание, но не движение и не взыскание молитвы, хотя от молитвы заимствовало себе начало. Ибо чрез это некоторые из подобных сим людей достигали уже совершенства чистоты. И нет часа, в который бы внутреннее их движение было не в молитве, как сказали мы выше. И когда приникает Дух Святый, всегда обретает таковых в молитве и от этой молитвы возносит их к созерцанию, которое называется духовным зрением. Ибо не имеют они нужды в образе продолжительной молитвы, ни в стоянии и в чине продолжительной службы. Для них достаточно вспомянуть о Боге, и тотчас пленяются любовию Его. Впрочем, не нерадят совершенно и о стоянии на молитве, когда воздают честь молитве, и, кроме непрестанной молитвы, в назначенные часы стоят на ногах.

Ибо видим святого Антония стоящим на молитве девятого часа и ощутившим возношение ума своего. И другой из Отцов, с воздетыми руками стоя на молитве, приходил в восхищение на четыре дня. И другие многие, во время таковой молитвы, пленяемы были сильным памятованием о Боге и великою любовию к Нему и приходили в восхищение. Сподобляется же ее человек, когда хранением заповедей Господних, противящихся греху, и внутренно и наружно совлечется греха. Кто возлюбит сии заповеди и воспользуется ими по чину, для того необходимым сделается освободиться от многих человеческих дел, т.е. совлечься тела и быть вне его, так сказать, не по естеству, но по потребности. Кто ведет жизнь по образу Законоположника и руководствуется заповедями Его, в том невозможно оставаться греху. Посему Господь обетовал в Евангелии сохранившему заповеди сотворить у него обитель (Иоан. 14:23).

Всякая духовная молитва свободна от движений

Как вся сила законов и заповедей, какие Богом даны людям, по слову отцов, имеет пределом чистоту сердца, так все роды и виды молитвы, какими только люди молятся Богу, имеют пределом чистую молитву. Ибо и воздыхания, и коленопреклонения, и сердечные прошения, и сладчайшие вопли, и все виды молитвы, как сказал я, имеют пределом чистую молитву и до нее только имеют возможность простираться. А когда достигнута чистота молитвенная и даже внутренняя, тогда ум, как скоро преступит этот предел, не будет уже иметь ни дерзновения на молитву и молитвенное движение, ни плача, ни власти, ни свободы, ни прошения, ни вожделения, ни услаждения чем-либо из упоеваемого в сей жизни или в будущем веке. И посему-то после чистой молитвы нет иной молитвы. До сего только предела всякое молитвенное движение и все виды молитвы доводят ум властию свободы. Потому и подвиг в сей молитве. А за сим пределом будет уже изумление, а не молитва, потому что все молитвенное прекращается, наступает же некое созерцание, и не молитвою молится ум. Всякая какого бы то ни было рода совершаемая молитва совершается посредством движений, но как скоро ум входит в духовные движения, не имеет там молитвы. Иное дело – молитва, а иное – созерцание в молитве, хотя молитва и созерцание заимствуют себе начало друг в друге. Молитва есть сеяние, а созерцание – собирание рукоятей [снопа], при котором жнущий приводится в изумление неизглаголанным видением, как из малых и голых посеянных им зерен вдруг произросли пред ним такие красивые класы. И он в собственном своем делании пребывает без всякого движения, потому что всякая совершаемая молитва есть моление, заключающее в себе или прошение, или благодарение, или хваление. Рассмотри же внимательнее, один ли из сих видов молитвы прошение ли чего-либо бывает, когда ум переступает сей предел и входит в оную область? Ибо спрашиваю о сем того, кто ведает истину. Но не у всех сия рассудительность, а только у тех, которые соделались зрителями и служителями дела сего или учились у таковых отцов, и из уст их познали истину, и в сих и подобных сим изысканиях провели жизнь свою.

Как из многих тысяч едва находится один, исполнивший заповеди и все законное с малым недостатком и достигший душевной чистоты, так из тысячи разве один найдется, при великой осторожности сподобившийся достигнуть чистой молитвы, расторгнуть этот предел и приять оное таинство, потому что чистой молитвы никак не могли сподобиться многие, сподобились же весьма редкие, а достигший того таинства, которое уже за сею молитвою, едва, по благодати Божией, находится и из рода в род.

Молитва есть моление и попечение о чем-либо и вожделение чего-либо, как-то: избавления от здешних или будущих искушений, или вожделение наследия отцов, притом моление, которым человек приобретает себе помощь от Бога. Сими движениями и ограничиваются движения молитвенные. А чистота и нечистота молитвы зависят от следующего: как скоро в то самое время, как ум приуготовляется принести одно из сказанных нами движений своих, примешивается к нему какая-либо посторонняя мысль или беспокойство о чем-нибудь, тогда молитва сия не называется чистою, потому что не от чистых животных принес ум на жертвенник Господень, – то есть на сердце – этот духовный Божий жертвенник. А если бы кто упомянул об оной, у отцов называемой духовною, молитве и, не разумев силы отеческих изречений, сказал: “Сия молитва в пределах молитвы духовной”, – то думаю, если точнее вникнуть в это понятие, хульно будет сказать какой-либо твари, будто бы вполне преклоняется духовная молитва. Ибо молитва преклоняющаяся ниже духовной. Всякая же духовная молитва свободна от движений. И ежели едва ли кто молится чистою молитвою, то можем ли что сказать о молитве духовной? У святых отцов было в обычае всем добрым движениям и духовным деланиям давать именование молитвы. И не только отцам, но и всем, которые просвещены ведением, обычно всякое прекрасное делание вменять почти заодно с молитвою. Явно же, что иное дело – молитва, а иное – совершаемые дела. Иногда сию, так называемую духовную молитву в одном месте называют путем, а в другом – ведением и инде – умным видением. Видишь, как отцы переменяют названия предметов духовных? Ибо точное значение именований установляется предметами здешними, а для предметов будущего века нет подлинного и истинного названия, есть же о них одно простое ведение, которое выше всякого наименования и всякого составного начала, образа, цвета, очертания и всех слагаемых имен. Поэтому когда душевное ведение возносится из видимого мира, тогда отцы в означение оного употребляют какие хотят названия, так как точных именований оному никто не знает. Но чтобы утвердить на сем ведении душевные помышления, употребляют они наименования и притчи, по изречению святого Дионисия, который говорит, что ради чувств употребляем притчи, слоги, приличные имена и речения. Когда же действием Духа душа подвигнута к Божественному, тогда излишни для нас и чувства, и их деятельность, равно как излишни силы духовные душе, когда она, по непостижимому единству, соделывается подобною Божеству и в своих движениях озаряется лучом высшего света.

Наконец, поверь, брат, что ум имеет возможность различать свои движения только до предела чистой молитвы. Как же скоро достигает туда и не возвращается вспять или не оставляет молитвы, – молитва делается тогда как бы посредницею между молитвою душевною и духовною. И когда ум в движении, тогда он в душевной области, но как скоро вступает в оную область, прекращается и молитва. Ибо святые в будущем веке, когда ум их поглощен Духом, не молитвою молятся, но с изумлением водворяются в веселящей их славе. Так бывает и с нами. Как скоро ум сподобится ощутить будущее блаженство, забудет он и самого себя и все здешнее, и не будет уже иметь в себе движения к чему-либо. Посему некто с уверенностию осмеливается сказать, что свобода воли путеводит и приводит в движение посредством чувств всякую совершаемую добродетель и всякий чин молитвы, в теле ли то или в мысли, и даже самый ум – этого царя страстей. Когда же управление и смотрение Духа возгосподствуют над умом – этим домостроителем чувств и помыслов, – тогда отъемлется у природы свобода и она путеводится, а не путеводит. И где тогда будет молитва, когда природа не в силах иметь над собою власти, но иною силою путеводится сама не знает куда и не может совершать движений мысли о чем бы ей хотелось, но овладевается в этот час пленившею ее силою и не чувствует, где путеводится ею? Тогда человек не будет иметь и хотения, даже, по свидетельству Писания, не знает, в теле он или кроме тела (2Кор.12:2). И будет ли уже молитва в том, кто столько пленен и не сознает сам себя? Посему никто да не глаголет хулы и да не дерзнет утверждать, что можно молиться духовною молитвою. Такой дерзости предаются те, которые молятся с кичливостию, невежды ведением, и лживо говорят о себе, будто бы когда хотят, молятся они духовною молитвою. А смиренномудрые и понимающие дело соглашаются учиться у отцов и знать пределы естества, не дозволяют же себе предаваться таким дерзким мыслям.

Вопрос. Почему же сей неизглаголанной благодати, если она не есть молитва, дается наименование молитвы?

Ответ. Причина сему, как утверждаем, та, что благодать сия дается достойным во время молитвы и начало свое имеет в молитве, так как, по свидетельству отцов, кроме подобного времени, нет и места посещению сей достославной благодати. Наименование молитвы дается сему потому, что от молитвы путеводится ум к оному блаженству и потому что молитва бывает причиною оного, в иные же времена не имеет оно места, как показывают отеческие писания. Ибо знаем, что многие святые, как повествуется и в житиях их, став на молитву, были восхищаемы умом.

Вопрос. Когда же кто сподобляется всей этой благодати?

Ответ. Сказано: во время молитвы. Когда ум совлечется ветхого человека и облечется в человека нового, благодатного, тогда узрит чистоту свою, подобную небесному цвету, который старейшины сынов Израилевых наименовали местом Божиим (Исх.24:10), когда Бог явился им на горе. Посему, как говорил я, дар сей и благодать сию должно называть не духовною молитвою, но порождением молитвы чистой, ниспосылаемой Духом Святым. Тогда ум бывает там – выше молитвы, и с обретением лучшего молитва оставляется. И не молитвою тогда молится ум, но бывает в восхищении, при созерцании непостижимого, – того, что за пределами мира смертных, и умолкает в неведении всего здешнего. Сие-то неведение называется высшим ведения. О сем-то неведении говорится: блажен постигший неведение, неразлучное с молитвою, которого да сподобимся и мы, по благодати Единородного Сына Божия. Ему подобает всякая слава, честь и поклонение, ныне и всегда, и во веки веков! Аминь.

Их на­чер­тал он, со­чинил и сос­та­вил из слов сок­ру­шитель­ных и убе­дитель­ных, и сде­лал он еди­ное те­ло из чле­нов, гар­мо­нич­но со­еди­нен­ных: неч­то по­лез­ное для раз­мышле­ния сок­ро­вен­ной мо­лит­вы. Че­ловек за­нима­ет­ся ею стоя или си­дя, ра­ботая или хо­дя по кел­лии, за­сыпая, – по­ка сон не по­хитит его, – си­дя до­ма или пу­тешес­твуя: тай­но за­нима­ет­ся он этим внут­ри сер­дца, а так­же пос­то­ян­но прек­ло­няя ко­лени к зем­ле или стоя где угод­но, не обя­затель­но да­же пе­ред Крес­том. Он при­со­еди­ня­ет к сми­рению те­ла сво­его дви­жения мо­лит­вы сво­ей: бла­года­ря это­му по­луча­ет он поль­зу, так же как и бла­года­ря тем мо­лит­вам, ко­торые наз­на­чил он се­бе в ка­чес­тве пра­вила, и бла­года­ря от­ве­ден­но­му для мо­лит­вы мес­ту, со все­ми бла­гот­ворны­ми пре­иму­щес­тва­ми, ко­торые об­ре­та­ет он от это­го со­от­ветс­твен­но из­ме­нению, про­ис­хо­дяще­му в ра­зуме его, а так­же сме­ня­ющим­ся у не­го пе­ри­одам ми­ра и обес­по­ко­ен­ности. И та­ким об­ра­зом поль­зу­ет­ся он эти­ми мо­лит­ва­ми, ибо они сос­тавле­ны так, что­бы он об­ре­тал уте­шение: ос­вя­ща­ет­ся бла­года­ря им ду­ша его и ис­полня­ет­ся бла­года­ти Ду­ха.

Все­ми кос­тя­ми мо­ими и всем сер­дцем мо­им при­ношу я Те­бе служ­бу, дос­той­ную Те­бя, скло­ня­ясь го­ловой ду­ши мо­ей к зем­ле. О всес­лавный Бог, жи­вущий в не­изъ­яс­ни­мом мол­ча­нии! Ра­ди об­новле­ния мо­его Ты пос­тро­ил на зем­ле ски­нию люб­ви, мес­то по­коя для во­ли Тво­ей, храм из пло­ти, ус­тро­ен­ный с по­мощью свя­того елея, ко­торый пре­выше вся­кой свя­тыни. Ты на­пол­нил его свя­тыня­ми Тво­ими, что­бы в нем со­вер­ша­лось слу­жение всех; и пок­ло­нение веч­ным Ипос­та­сям Тро­ицы Тво­ей ука­зал Ты в нем; и от­крыл ми­рам, ко­торые Ты сот­во­рил по бла­года­ти Тво­ей, не­из­ре­чен­ную тай­ну и си­лу, ко­торую не мо­гут ощу­тить или поз­нать чувс­тва тва­рей Тво­их, при­шед­ших в бы­тие. Пе­ред ней ес­тес­тва ан­гель­ские в мол­ча­нии пог­ру­жены в изум­ле­ние пе­ред об­ла­ком этой веч­ной тай­ны и по­током сла­вы, про­ис­те­ка­ющим от изум­ле­ния, ибо в об­ласти мол­ча­ния пок­ло­ня­ет­ся ей все мыс­ля­щее, ос­вя­ща­ясь и де­ла­ясь дос­той­ным Те­бя. К под­но­жию ног Тво­их по­вер­га­юсь я, Гос­по­ди, и к дес­ни­це Тво­ей свя­той, ко­торая сот­во­рила ме­ня и сде­лала ме­ня че­лове­ком, поз­навшим Те­бя. Но я сог­ре­шил и со­вер­шил зло пред со­бою и пред То­бою, ос­та­вив свя­тую бе­седу с То­бою и от­дав дни мои бе­седам с по­хотя­ми. Умо­ляю Те­бя, Гос­по­ди, не вме­ни мне гре­хов юнос­ти мо­ей, не­веде­ние ста­рос­ти мо­ей и сла­бость ес­тес­тва мо­его, ко­торая одо­лела ме­ня и по­топи­ла ме­ня в раз­мышле­нии о не­навис­тных ве­щах. Но от на­зой­ли­вого блуж­да­ния по­хотей об­ра­ти сер­дце мое к Те­бе, сок­ро­вен­ный свет, да жи­вет во мне. Твои бла­годе­яния ко мне во все вре­мена пред­восхи­щали вся­кую мою во­лю к доб­ру и го­тов­ность сер­дца мо­его к доб­ро­дете­ли. Ни­ког­да не сдер­жи­вал Ты за­боты Тво­ей обо мне, что­бы ис­пы­тать сво­бод­ную во­лю мою, нап­ро­тив, как отец за­ботит­ся о сво­ем ма­лень­ком сы­не, так и Твоя за­бота со­путс­тво­вала мне, оте­чес­кая бла­годать Твоя по­сети­ла не­мощь мою и не смот­ре­ла на то, что­бы ис­пы­тывать во­лю мою, ибо Ты знал ме­ня во все вре­мена – знал, что мень­ше мла­ден­ца знаю я, ку­да иду. Умо­ляю Те­бя, Бо­же, пош­ли по­мощь с вы­сочай­ших Тво­их не­бес и уда­ли от сер­дца мо­его вся­кое злое дей­ствие и вся­кое плот­ское же­лание. Не ли­ши ме­ня, Гос­по­ди, за­щиты Тво­ей, что­бы не об­рел ме­ня враг мой и не поп­рал, как ему бы хо­телось, и не сок­ру­шил ме­ня все­цело. Ибо Ты – Тот, Кто да­ет по­ка­яние и сер­дце пла­чущее греш­ни­ку ка­юще­муся, так что бла­года­ря уте­шению от пла­ча и от да­ра слез, ос­во­бож­да­ешь Ты сер­дце его от ле­жаще­го на нем бре­мени гре­ха.

В дверь сос­тра­дания Тво­его сту­чусь я, Гос­по­ди, пош­ли по­мощь мо­им раз­рознен­ным по­рывам, от­равлен­ным мно­жес­твом страс­тей и мощью ть­мы. Воз­бу­ди во мне стра­дание от ви­дения ран мо­их, хо­тя бы оно и не со­от­ветс­тво­вало мо­щи гре­хов мо­их, ибо ес­ли осоз­на­ние сте­пени мо­их гре­хов по­лучу я, Гос­по­ди, не вы­несет ду­ша моя горь­кой бо­ли от них. По­моги сла­бым по­рывам мо­им к ис­тинно­му по­ка­янию, и да об­ре­ту я об­легче­ние от бре­мени гре­хов че­рез это стра­дание, ко­торое – от Тво­его да­ра, ибо без си­лы бла­года­ти Тво­ей со­вер­шенно не спо­собен я да­же вой­ти внутрь се­бя и поз­нать гре­хи мои, что­бы при ви­де их я мог утих­нуть от оби­лия рас­се­ян­ности. О имя И­ису­сово, ключ ко всем да­рова­ни­ям, от­крой мне дверь, да­бы мне вой­ти в сок­ро­вищ­ни­цу Твою и хва­лою от все­го сер­дца вос­хва­лить Те­бя за ми­лос­ти Твои, ко­торые бы­ли на мне в кон­це вре­мен, ибо Ты при­шел и об­но­вил ме­ня зна­ни­ем но­вого ве­ка. Вос­хва­ляю я, Гос­по­ди, свя­тое ес­тес­тво Твое, ибо Ты сде­лал мое ес­тес­тво свя­тили­щем сок­ро­вен­ности Тво­ей и ков­че­гом та­инств Тво­их, мес­том оби­тания Тво­его и свя­тым хра­мом Бо­жес­тва Тво­его – хра­мом То­го, Кто дер­жит ски­петр Царс­твия Тво­его, Кто уп­равля­ет всем су­щес­тву­ющим, Кто есть Ков­чег веч­ной сла­вы Тво­ей. Об­новле­ние для слу­жащих Те­бе ог­ненных чи­нов. Путь к поз­на­нию Тво­ему. Дверь к до­му ви­дений Тво­их, со­вокуп­ность си­лы Тво­ей и ве­ликой муд­рости – И­ису­са Хрис­та, Еди­нород­но­го из чре­ва Тво­его и “ос­та­ток”, соб­ранный из тво­рения Тво­его, как ви­димо­го, так и умо­пос­ти­га­емо­го. О Тай­на, воз­вы­шен­ная за пре­делы сло­ва и мол­ча­ния, во­чело­вечив­ша­яся, что­бы об­но­вить нас пос­редс­твом доб­ро­воль­но­го со­еди­нения с плотью, от­крой мне путь, по ко­торо­му я был бы воз­ве­ден к тво­им тай­нам, идя по яс­ной тро­пе без­молвия от по­мыш­ле­ний ми­ра се­го. Со­бери ум мой в мол­ча­ние мо­лит­вы и да умол­кнут во мне блуж­да­ющие по­мыс­лы бла­года­ря этой прос­ветлен­ной бе­седе мо­ления и изум­ле­ния, ис­полнен­но­го тайн.

К Прес­то­лу ве­личия Тво­его по­вер­га­юсь я, Гос­по­ди мой, – я, ко­торый есть прах и пе­пел и от­ребье че­лове­чес­тва. Ты­сячи ты­сяч ан­ге­лов и бес­числен­ные ле­ги­оны се­рафи­мов с ог­ненны­ми хва­лами и свя­тыми дви­жени­ями при­носят Те­бе ду­хов­ную служ­бу в сок­ро­вен­ности сво­их ес­теств – Те­бе, свя­тое Ес­тес­тво, сок­ры­тое от чувс­тва и зна­ния вся­кой тва­ри, ибо со вспо­може­ни­ями Тво­ими, Гос­по­ди, Ты бли­зок к каж­до­му во вся­кое вре­мя бедс­твий, и вов­ре­мя и не вов­ре­мя дверь Твоя от­кры­та для про­шений всех. Не гну­ша­ешь­ся Ты греш­ни­ками, и ве­личие Твое не от­вра­ща­ет­ся от душ, за­пят­нанных все­ми ви­дами гре­хов, но из­вле­ка­ешь Ты вся­кого из бес­ко­неч­ных зол – так­же и ме­ня, Гос­по­ди, со­вер­шенно ос­квер­ненно­го, ко­торо­го удос­то­ил Ты пасть на ли­цо пе­ред То­бою, что­бы я дер­зал про­из­но­сить имя Тво­ей свя­тос­ти ус­та­ми мо­ими, хо­тя я – со­суд вся­кой не­чис­то­ты, не­дос­той­ный чис­лить­ся сре­ди по­том­ков Ада­ма. Да­руй мне, Гос­по­ди, ос­вя­тить­ся хва­лами Тво­ими и очис­тить­ся па­мятью о Те­бе, об­но­ви жизнь мою че­рез из­ме­нение мыс­ли и бла­гот­ворные по­мыс­лы, ко­торые Ты, по бла­года­ти Тво­ей, воз­бужда­ешь во мне. Будь пу­тево­дите­лем ра­зума мо­его в мо­ем раз­мышле­нии о Те­бе и по­моги мне за­быть о де­лах, сби­ва­ющих с ис­тинно­го пу­ти, че­рез об­новле­ние ра­зума, ко­торое Ты воз­бужда­ешь во мне. Воз­бу­ди во мне та­кие про­шения, ко­торые при­носят поль­зу бла­года­ря сог­ла­сию мо­ей во­ли с Тво­ей во­лей, ибо Ты – Тот, Кто да­ет мо­лит­ву мо­лящим­ся. Зак­ре­пи во мне еди­ную во­лю, что взи­ра­ет на Те­бя во вся­кое вре­мя, и по­мысел, ко­торый ни­ког­да бы не ос­ла­бевал в на­деж­де на Те­бя че­рез пос­то­ян­ное уми­рание ра­ди Те­бя. Да­руй, Гос­по­ди, что­бы не бес­чувс­твен­ны­ми сло­вами уст мо­лил­ся я Те­бе, но что­бы я рас­прос­терся на зем­ле в сок­ро­вен­ном сми­рении сер­дца и по­ка­янии ра­зума. О Бо­же, бла­года­ря тер­пе­нию Тво­ему к гре­хам мо­им Ты да­ешь мне жизнь в ми­ре сем, не ли­ши ме­ня жиз­ни ми­ра гря­дуще­го, ко­торой с на­деж­дой ожи­да­ют те, что сре­ди скор­бей ищут Те­бя здесь.

О Бо­же, удос­той ме­ня ура­зуметь тай­ну люб­ви Тво­ей, отоб­ра­зив­шей­ся в до­мос­тро­итель­стве Тво­ем по от­но­шению к чувс­твен­но­му ми­ру, в соз­да­нии То­бою твар­но­го бы­тия и в та­инс­тве уби­ения Воз­люблен­но­го Тво­его! Соз­да­тель наш, зна­ющий о бо­лез­неннос­ти ес­тес­тва мо­его, Ты Сам уда­ли от ме­ня на­силие про­тив­ни­ка, Ты из­го­ни из чле­нов мо­их вос­ста­ние гре­ха, Ты уга­си жар его в сер­дце мо­ем, прос­три ис­це­ля­ющую ру­ку к по­вер­женной ду­ше мо­ей, свя­жи мои внут­ренние чувс­тва уза­ми Крес­та, ум­ножь во мне пол­но­ту люб­ви к Те­бе, про­ис­хо­дящей от поз­на­ния Рас­пя­того, сде­лай ра­зум мой внут­ренне сос­ре­дото­чен­ным бла­года­ря сок­ро­вен­ным тай­нам, ко­торые со­дер­жатся в Крес­те, ук­ре­пи во мне па­мять о сми­рении Воз­люблен­но­го Тво­его, ум­ножь во мне изум­ле­ние до­мос­тро­итель­ством Тво­им по от­но­шению ко мне. О Бо­же, еще преж­де, чем Ты при­мирил­ся с ми­ром, Ты дал ему Еди­нород­но­го Тво­его, а пос­ле при­мире­ния Ты дал Ему нас­ле­довать прес­тол Бо­жес­тва Тво­его; не ос­тавь ме­ня ли­шен­ным на­деж­ды сой­ти в мо­гилу, и да не ока­жусь я си­дящим в узах ть­мы гре­хов мо­их, как мер­твый для веч­ности. Бла­года­рим Те­бя, Бо­же, за дар Твой ми­ру, ибо твар­ные су­щес­тва не в си­лах го­ворить о бо­гатс­тве его. Пос­коль­ку же я то­же – часть это­го ми­ра, да не по­жалею сво­ей час­ти бла­года­рения, ко­торое дол­жен я при­нес­ти Те­бе. По­сему да вос­хва­лю Те­бя и воз­бла­года­рю имя Твое. Все­целое сок­ро­вище Твое от­дал Ты ми­ру: ес­ли Еди­нород­но­го от Тво­его чре­ва и от прес­то­ла Тво­его Бы­тия от­дал Ты для поль­зы всех, есть ли что боль­шее, че­го Ты не от­дал Тво­ему тво­рению? Мир сме­шал­ся с Бо­гом, и тво­рение с Твор­цом сде­лались еди­но! Хва­ла Те­бе за Твой не­пос­ти­жимый Про­мысл! По­ис­ти­не ве­лика тай­на сия! Сла­ва Те­бе за тай­ны Твои, что сок­ры­ты от нас! Удос­той ме­ня, Гос­по­ди, вку­сить этой ве­ликой сок­ры­той и сок­ро­вен­ной тай­ны, ко­торую мир еще не­дос­то­ин поз­нать. Мо­жет быть, свя­тым Тво­им по­казал Ты что-ли­бо из нее – тем, ко­торые жи­вут пре­выше ми­ра и ко­торые пре­выше плот­ских дви­жений во все вре­мена.

По­ток тайн Хрис­то­вых, по­доб­но вол­нам оке­ана, зах­лесты­ва­ет ра­зум мой. Хо­тел бы я, Гос­по­ди, умол­кнуть пе­ред ни­ми и не го­ворить, но они ока­зались по­доб­ны­ми го­ряще­му пла­мени в сер­дце мо­ем, по­жига­юще­му кос­ти мои. Со­весть моя об­ли­ча­ет ме­ня и по­казы­ва­ет мне гре­хи мои. Тай­на Твоя оше­лом­ля­ет ме­ня, но при­нуж­да­ет ме­ня взи­рать на нее. В мол­ча­нии она ука­зыва­ет мне: “Не мед­ли приб­ли­зить­ся из-за стра­ха гре­хов сво­их, о греш­ник, ибо имен­но че­рез раз­мышле­ние о них сквер­на гре­ха бу­дет уда­лена из ра­зума тво­его”. О Ос­во­боди­тель ес­тес­тва на­шего, раз­ре­ши ме­ня от скры­тых уз, ко­торы­ми опу­таны внут­ренние чле­ны мои, и от яв­ных пре­пятс­твий пе­ред ли­цом внеш­них чувств мо­их, да­бы ус­тре­мил­ся я вой­ти в рай та­ин тво­их и вку­сить от дре­ва жиз­ни, от ко­торо­го Ада­му не бы­ло раз­ре­шено есть. Спа­ситель мой, сох­ра­ни ме­ня от де­мон­ско­го прель­ще­ния; Бо­же мой, из­бавь ме­ня от рас­слаб­ле­ния со­вес­ти; На­деж­да моя, из­лей в сер­дце мое опь­яне­ние на­деж­ды на Те­бя. Вос­кре­сение и Свет всех ми­ров, И­ису­се Хрис­те, воз­ло­жи ве­нец поз­на­ния Те­бя на го­лову ду­ши мо­ей; от­крой вне­зап­но пе­редо мною вра­та ми­лос­ти; да вос­си­яют в сер­дце мо­ем лу­чи бла­года­ти Тво­ей; будь пу­тево­дите­лем для ног мо­их по­мыс­лов, по­ка я не дос­тигну Си­она, свя­той го­ры Тво­ей. Удос­той ме­ня то­го свя­того гра­да, в ко­торый вош­ли свя­тые в кон­це пу­ти сво­его. Тво­рец мой и На­деж­да моя, Якорь жиз­ни мо­ей сре­ди бурь, По­сох в не­мощи мо­ей, Честь в бес­честии мо­ем, воз­не­си го­лову мою, прик­ло­нен­ную к зем­ле, не пре­дай ме­ня в во­лю про­тив­ни­ка мо­его, не дай удоб­но­го слу­чая его бес­стыдс­тву. Пос­тавь пе­ред ним ве­ликую про­пасть, да­бы не сто­ял по­перек до­роги мо­ей и не сму­щал ме­ня. Да­руй мне в слу­жении Те­бе окон­чить крат­кую и ми­молет­ную жизнь мою, да ока­жусь я поб­ли­зос­ти от Те­бя в кон­це дней мо­их, да бу­ду в ви­ног­радни­ке Тво­ем на за­кате жиз­ни мо­ей. Удос­той ме­ня то­го ди­нария, ко­торый ты наз­на­чил тру­див­шимся, еще преж­де вре­мени мо­его ис­хо­да. По бла­года­ти, Гос­по­ди, а не по де­лам мо­им удос­той ме­ня да­же в один­надца­тый час жиз­ни мо­ей ока­зать­ся бодрству­ющим в слу­жении Те­бе. Да не пле­нит ме­ня мир со­бесе­дова­ни­ями сво­ими, пол­ны­ми соб­лазна, и да не зак­лю­чит ме­ня в клет­ку за­бот сво­их.

О Хрис­тос, оде­ва­ющий­ся све­том, как ри­зою, Ко­торый ра­ди ме­ня сто­ял об­на­жен­ным пе­ред Пи­латом, об­ле­ки ме­ня в си­лу Твою, ко­торой Ты осе­нил свя­тых и бла­года­ря ко­торой выш­ли они по­беди­теля­ми из бо­рений ми­ра се­го. О Гос­по­ди, Бо­жес­тво Твое да упо­ко­ит­ся во мне и да ве­дет ме­ня пре­выше ми­ра для пре­быва­ния с То­бою. О Хрис­тос, на Ко­торо­го мно­го­очи­тые хе­руви­мы не мо­гут взи­рать по при­чине сла­вы Ли­ка Тво­его, из люб­ви Тво­ей Ты по­лучал оп­ле­вания на Ли­цо Твое: уда­ли стыд от ли­ца мо­его и да­руй мне мо­лит­ву с от­кры­тым ли­цом пред То­бою. О Хрис­тос, Ко­торый по при­чине дол­га ес­тес­тва на­шего пе­ред Бо­гом ушел в пус­ты­ню и по­бедил на­чаль­ни­ка ть­мы, от­няв у не­го по­беду, ко­торой он нас­лаждал­ся на про­тяже­нии пя­ти ты­сяч лет; зас­тавь его убе­жать от ме­ня – то­го, кто во все вре­мена при­нуж­да­ет род че­лове­чес­кий ко гре­ху. По­зор­ный Крест, ко­торый Ты нес ра­ди ме­ня, да бу­дет для ме­ня мос­том к это­му мир­но­му при­бежи­щу. Тер­но­вый ве­нец, ко­торым го­лова Твоя бы­ла увен­ча­на, да бу­дет для ме­ня шле­мом спа­сения в жар­кий день бит­вы. Оп­ле­вание, при­нятое Ли­цом Тво­им, да уго­товит ме­ня к то­му, что­бы иметь от­кры­тое ли­цо пе­ред су­дом Тво­его при­шес­твия. Те­ло Твое свя­тое, ко­торое бы­ло об­на­жено на Крес­те, да рас­пнет ме­ня ми­ру се­му и по­хотям его че­рез лю­бовь к Те­бе. Одеж­да Твоя, о ко­торой был бро­шен жре­бий, да ра­зор­вет в клочья пе­ред гла­зами мо­ими одеж­ду ть­мы, в ко­торую я внут­ренне об­ле­чен. Во­да и кровь, ис­текшие из Те­бя, да бу­дут для ме­ня кни­гой ос­во­бож­де­ния от преж­не­го рабс­тва. Те­ло Твое и Кровь Твоя, сме­шав­ши­еся с мо­им те­лом, да пре­будут во мне как за­лог то­го, что я не ли­шусь пос­то­ян­но­го ви­дения Те­бя в том мес­те, ко­торо­му нет пре­дела. Та­инс­тва ве­ры, ко­торые сох­ра­нил я в се­бе не­пов­режден­ны­ми, да сох­ра­нят для ме­ня что-ли­бо дос­тослав­ное в тот день, ког­да мир бу­дет го­товить­ся к встре­че при­шес­твия Тво­его, и пусть они там вос­полнят не­дос­та­ток под­вижни­чес­тва мо­его.

Умо­ляю я и про­шу Те­бя, Гос­по­ди, удос­той всех заб­лужда­ющих­ся ис­тинно­го поз­на­ния Те­бя, что­бы они поз­на­ли сла­ву Твою. Для тех же, кто пе­решел из это­го ми­ра ли­шен­ным доб­ро­детель­ной жиз­ни и не имев­шим ве­ры, будь для них за­щит­ни­ком, ра­ди те­ла, ко­торое Ты взял у них, что­бы от еди­ного со­еди­нен­но­го те­ла ми­ра мы воз­несли сла­ву От­цу, Сы­ну и Свя­тому Ду­ху в Царс­тве Не­бес­ном и том нас­лажде­нии, ко­торое не име­ет кон­ца во ве­ки ве­ков. Аминь.

Эти раз­мышле­ния и это со­бесе­дова­ние мо­ления дол­жны быть пос­то­ян­ны­ми для тех, кто на­де­ет­ся в сво­ем внут­реннем че­лове­ке по­лучить бла­годать Свя­того Ду­ха; бла­года­ря та­ким со­бесе­дова­ни­ям они ос­вя­ща­ют­ся, и с та­кой во­лей они удос­та­ива­ют­ся да­ра свы­ше. Со стра­дани­ем дол­жны мы мо­лить­ся и с болью до­кучать Бо­гу обо всем этом. И та­кое от­но­шение дол­жны мы иметь ко всем лю­дям: со стра­дани­ем мо­лить­ся о них, как о са­мих се­бе, ибо та­ким об­ра­зом при­дет и все­лит­ся в нас Бо­жес­тво, и во­ля Его бу­дет жить в нас как на не­бе, так и на зем­ле. Эта цель в мо­лит­ве и раз­мышле­нии дол­жна быть так­же и тво­ей, брат наш, во все дни твои – в то вре­мя как ты сто­ишь на ко­ленях на зем­ле, и в про­чие ча­сы – сок­ро­вен­но и внут­ри сер­дца тво­его. Ес­ли да­же по­рядок слов и пос­ле­дова­тель­ность их – не те же са­мые, не­сом­ненно, цель мо­лит­вы дол­жна быть той же са­мой на вся­кий миг, что­бы мы бла­года­ря та­кой ус­трем­леннос­ти и та­кому раз­мышле­нию удос­то­ились да­ра, по­лучен­но­го от­ца­ми на­шими, чьи те­ла и ду­ши сде­лались хра­мами Ду­ха Свя­того.

Всуе трудятся те, которые не молятся в духе

Господь сказал Самаряныне: жено, веру Ми ими, яко. грядет час, и ныне есть, егда истиннии поклонницы поклонятся Отцу духом и истиною. Дух есть Бог, и иже кланяется Ему, духом и истиною достоит кланятися (Ин.4:21-24). И Апостол говорит: Бог. не в рукотворенных храмах живет, ни от рук человеческих угождение приемлет, требуя что (Деян.17:24-25). Бог не имеет ни в чем недостатка и нужды. Он преисполнен всякого блага, и не только люди, но и самые Ангелы от полноты Божией приемлют, и все они имеют нужду в неоскудевающем и преисполненном всего Боге, Которого и благодарят, воспевают, славят, не сами собою делая это, но благодатию, от полноты Его приемлемою, будучи подвигаемы и укрепляемы на то, чтобы благодарить, воспевать и славить Бога, Владыку и Творца своего.

Итак, какие же это суть истинные поклонники? Те, которые не ограничивают своего служения Богу каким-либо местом, но служат и поклоняются Ему в духе. Когда Господь говорит, что дух есть Бог, то не другое что сим показывает, как то, что Он бестелесен. Итак, надлежит нам бестелесному Богу приносить служение нашим собственным бестелесным естеством, то есть душою. Ибо бестелесный Бог может благоугождаться только умом и чистою мыслию. Поелику, по слову Господа, пришел уже и ныне есть тот час, когда Богу поклоняться надлежит в духе и истине, то возможно ли ныне служить Ему в преподобии и правде иначе как не умом и мыслию? Но знать надо, что ум наш и мысль наша не могут достодолжно поклоняться Богу, если не будут прежде очищены силою веры во Христа Спасителя, если прежде Сам Господь не уврачует их, не исцелит и не изведет на свободу, так что, пусть иные люди подвизаются в добрых делах и думают, что все творят во славу Божию, но если ум их не уврачеван Христом, не исцелен, не изведен на свободу таинственно и мысленно, тщетно и бесполезно все, что они ни делают, – и посты, и бдения, и молитвы, и милостыни, и всякое злострадание, и даже совершенная нестяжательность. Они еще не поклонялись Богу духом, каковое поклонение и есть единое истинное. А где нет истины, там все прочее ложь и прелесть, неведение Бога и непонимание жизни во Христе. Там жизнь заблудная, где не живут по неложному Христу.

Итак, те, у которых ум еще не исцелен, если хотят поклоняться Богу духом, должны наперед всякий употребить подвиг, чтоб стяжать сие великое благо, то есть Божественную благодать, благо, для которого и Христос распятие подъял и смерть. И пусть они не отступают от труда, делая со усердием все, что может подвигнуть благоутробие Божие на подаяние такого дара. Ибо это есть избавление, которое послал Бог людям Своим чрез Иисуса Христа Господа. Это есть великая милость, это есть очищение, это есть разорение средостения великого преграждения. Это есть воскресение души, бывающее прежде общего воскресения тел. Это есть нетление и вечная жизнь, примирение и содружение Бога с человеками. Это есть исправление вселенной, от Бога бывающее, которая не подвижется. От этого происходит то, что иной, последнейший из всех и раб всем, бывает первым. От этого бывает иной нищ духом, то есть смирен, которого есть царствие небесное, бывает чист сердцем, который узрит Бога, бывает миротворцем, который наречется сыном Божиим. Вот какое дивное и великое благо должен позаботиться стяжать христианин, немешкатным и неутомимым трудом!

За этим же что последует? Последует то, что стяжавший такое дарование, имея ум свой здравым и совершенным, ясно созерцает и разумеет все чудеса от закона Божия (Пс.118:18), так как открылись очи его благодатию Христовою. Таковый совлекается образа человека перстного, то есть ветхого Адама, и облекается во образ человека небесного, то есть Христа. Ибо, как человеком соделался Сын Божий и Бог Слово, и есть Он Богочеловек, то, как человек, передает Он человеческую добродетель и человеческое восстановленное естество однородным Себе человекам, именно тем, которые приняли Его, как и Адам передал растленное человеческое естество происходящим от него человекам, так что причастники Иисусовы бывают небесными человеками, как причастники Адамовы – людьми перстными. И опять, как Бог, от Божества своего передает тем, кои восстановились и исцелились силою Его вочеловечения. Ибо нет возможности, чтоб кто-нибудь приблизился к святому и чистому Богу, если прежде не освятится он, не очистится, не сделается добротным благодатию Христовою, и таким образом не станет богат по благодати. Святые отцы наши и положили такое определение, что никому невозможно спастись иным образом, если не соделается он богат по благодати во Христе Иисусе, Коему слава во веки. Аминь.

Молясь, нужно все творение представлять как ничто пред Богом

Когда станешь на молитву, обременный грехами многими и одержимый отчаянием, начни молиться с упованием, духом горящим, вспомни тогда, что Сам Дух Божий способствует нам в немощах наших, ходатайствуя о нас воздыхании неизглаголанными (Рим.8:26). Когда ты вспомнишь с верою об этом в нас действии Духа Божия, тогда слезы умиления потекут из очей твоих и на сердце будешь ощущать мир, сладость, оправдание и радость о Духе Святе (Рим.14:17), ты будешь глаголом сердца вопиять: Авва Отче!

Молитву старается лукавый рассыпать, как песчаную насыпь, слова хочет сделать, как сухой песок, без связи, без влаги, т. е. без теплоты сердечной. Молитва – то бывает храмина на песце, то – храмина на камне (Мф.7:24,26). На песке строят те, которые молятся без веры, рассеянно, с холодностью, – такая молитва сама собою рассыпается и не приносит пользы молящемуся; на камне строят те, которые во все продолжение молитвы имеют очи вперенные в Господа и молятся Ему, как живому, лицом к лицу беседующему с ними.

Молясь, нужно все творение представлять как ничто пред Богом, и единого Бога – всем, вся содержащим как каплю воды, во всем сущим, действующим и все оживляющим.

Молятся ли за нас святые, которых мы призываем? Молятся.

Если я, грешный человек, холодный человек, иногда злой и недоброжелательный человек, молюсь за других, заповедавших и не заповедавших мне молиться, и не сомневаюсь, не скучаю терпеливо перебирать их имена на молитве, хотя иногда и не сердечно, то святые ли Божии человеки – эти светильники и пламенники, горящие в Боге и пред Богом, полные любви к собратьям своим земным, не молятся за меня и за нас, когда мы с посильною верою, упованием и любовью призываем их? Молятся и они, скорые помощники и молитвенники о душах наших, как уверяет нас богопросвещенная Мать наша Св. Церковь.

Итак, молись несомненно святым Божиим человекам, прося их ходатайства за себя пред Богом. В Духе Святом они слышат тебя, только ты молись Духом Святым и от души, ибо когда ты молишься искренно, тогда дышит в тебе Дух Святый, Который есть Дух истины и искренности, есть наша Истина и искренность. Дух Святый в нас и в святых людях один и тот же. Святые святы от Духа Святого, их освятившего и в них вечно живущего.

Оценка 4.9 проголосовавших: 907
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here