Молитва за мытаря

Советуем ознакомиться молитва за мытаря с несколькими вариантами на русском языке, с полным описанием и картинками.

Молитва за мытаря

«Вифлеемъ – Дом Хлеба»
Выпуск 1 (октябрь 2010)

Молитва мытаря

Среди христианских молитвослóвий есть чрезвычайно крáткая, но проникновенная молитва. Её называют «молитвою Мытаря́». Взята она из Евáнгелия от Луки.

Прочтём же это место в Святóм Писáнии:

«Сказал также [Исýс] к некоторым, которые уверены были о себе, что они прáведны, и уничижáли других, следующую при́тчу:

Два человека вошли в Храм помолиться: один фарисéй, а другой – мытáрь.

фарисéй, став, молился сам в себе так: Бóже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди – грабители, обидчики, прелюбодéи – или как этот мытáрь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю.

мытáрь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но ударяя себя в грудь, говорил: Бóже! Ми́лостив будь ко мне грéшнику!

Скáзываю вам, что сей (мытáрь) пошёл опрáвданным в дом свой более, нéжели тот (фарисéй): ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится»

[Евангелие от Луки, гл. 18].

Кого евреи называли фарисéями? «Фарисéи» («перуши́м») значит «чистые». Это были люди, считавшиеся особенно нáбожными, ибо они исполняли до мелочей все иудéйские обычаи. Но делали они это часто напокáз, угождая не столько Бóгу, сколько собственному тщеславию. Не раз обличал Исýс их лицемерие, ибо истинной любви к Бóгу и ближнему они не являли.

Кто же такие мытари́? Это были откупщики налогов. Еврейская страна в то время находилась под властью римских завоевателей. Римляне не хотели сами заниматься сбором налогов с еврейского населения, а передали это дело в руки самих евреев, в лице мытарéй – откупщиков.

Мытáрь сначала из своих денег отдавал оккупантам налог за целый участок города, а потóм, пользуясь их покровительством, собирал со своих одноплеменников гораздо бóльшие суммы, нежели сам вносил в казну.

Мытари́ наживались на страданиях и разорении собственного народа. Их боялось, презирало и ненавидело всё еврейское общество. Люди этого сословия считались низкими и подлыми. Их чуждались, как прокажённых.

И что же мы видим? «Прáведник» фарисéй за осуждéние ближнего и гордыню был сам осуждён Бóгом (святые отцы пишут, что он пошёл во ад). А презрéнный грéшник мытáрь оказался Бóгом опрáвдан – за искреннее покая́ние. Он не искал себе оправданий, даже не смел возвести очей к небу, но искренне оплакивая свои грехи, смирéнно просил об их прощении.

Кому должны мы, христиане, уподобляться – фарисéю или мытарю́? Святые отцы говорят: в грехах – ни тому, ни другому; но надо ревновать обоим в том, что они делали доброго. Фарисéю мы должны подражать в ревности к пóдвигам вéры, а мытарю́ – в смирéнии и покая́нии.

Каждый святóй считал себя самым большим грéшником на земле, каких бы духóвных высот он ни достигал. Без смирéния нет восхождéния к Бóгу, как и Христóс говорит: «Всякий, возвышáющий сам себя, унижен будет, а унижáющий себя возвысится».

В церковных молитвах есть даже такое выражение: «éже к Бóгу вознося́щее смирéние», то есть, унижение, возвышáющее дýшу. Это и есть покая́ние. Будем же молиться Бóгу со смирéнием и истинным покая́нием, произнося Молитву Мытаря́:

Бóже, ми́лостив бýди мне грéшному. (Перекрестись и поклонись.) Создáвыи мя, Гóсподи, и поми́луй мя. (Перекрестись и поклонись.) Без числá согреши́х, Гóсподи, поми́луй и прости́ мя грéшнаго. (Перекрестись и поклонись.) (В переводе на русский язык со славянского это означает: «Бóже, будь ми́лостив ко мне, грéшному! Создáвший меня, Гóсподи, Ты меня и поми́луй! Я согреши́л безчи́сленно много раз, – Гóсподи, поми́луй и прости́ меня грéшного!»)

Эту молитву мы произносим, входя в церковь и в дом и кланяясь Бóжиим икóнам. Также и исходя из дома или церкви. Её читают перед обедом и ужином и после еды те, кто не знает более длинных молитв. Эта покая́нная молитва должна с детства и до гроба быть с нами.

Выучите её наизусть, молитесь ею почаще. Произносимая с благоговéнием и от всей души́, она способна размягчить даже самое очерствелое сердце, привести в сокрушéние окаменелую душу, возжечь в ней любовь к Бóгу, умилостивить Гóспода и очистить человека от многих грехóвных скверн.

Прости́вший мытаря́ Госпóдь наш Исýс Христóс да подаст и нам и́стинное смиренномýдрие и покая́ние и да введёт нас всех во Цáрство Своé Небéсное, Емýже слáва, со Отцéм и Пресвятым Дýхом вó веки. Ами́нь.

Молитва за мытаря

Боже, милостив буди мне грешному.

Боже, будь милостив ко мне грешному.

Фарисей и мытарь в храме на молитве

Молитва эта мытаря (сборщика податей), который покаялся в своих грехах и получил прощение. Она взята из притчи Спасителя, которую Он однажды рассказал людям для их вразумления. Вот эта притча. Два человека вошли в храм помолиться. Один из них был фарисей, а другой – мытарь. Фарисей встал впереди всех и молился Богу так: благодарю Тебя, Боже, что я не такой грешный, как тот мытарь. Я десятую часть имущества отдаю нищим, два раза в неделю пощусь. А мытарь, сознавая себя грешным, стал при входе в храм и не смел поднять глаз своих на небо. Он ударял себя в грудь и говорил: Боже, милостив буди мне грешному! Богу молитва смиренного мытаря была приятнее и угоднее, чем гордого фарисея.

ВОПРОСЫ: Как называется эта молитва? Откуда она взята? Расскажите эту притчу? Почему Богу приятнее молитва мытаря, чем фарисея?

Молитва мытаря

Практически каждый более-менее образованный человек знает или даже видел в жизни или кино, что у христиан принято совершать краткую молитву, сопровождая её троекратным поклоном. Однако что это за молитва и почему во время неё делается именно три поклона, остается неизвестным для многих. Чтобы разобраться в этом вопросе, сегодня мы рассказываем о самой краткой и самой часто употребляемой в старообрядческом Богослужении и быту молитве. Эта молитва носит наименование «Молитва мытаря».

Евангельская притча о мытаре и фарисее учит людей правильной молитве. Что же гласит эта притча?

«Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь (мытарь — мелкий сборщик налогов и недоимок, человек крайне презираемой в древнем Израиле профессии). Фарисей, став, молился сам в себе так: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди: грабители, обидчики, прелюбодеи (люди, ведущие распутный образ жизни — прим.), или как этот мытарь — пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что́ приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: «Боже! Будь милостив ко мне грешнику!» Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 18, 10-14).

Фарисей знал и соблюдал все положения закона Моисеева и потому считал себя человеком праведным. Мытарь — это сборщик податей, человек, презираемый обществом: налоги шли в казну завоевателей-римлян. Можно сказать, что фарисей — праведник, а мытарь — грешник. Каждый из них молится по-разному. Фарисей благодарит Бога за то, что он не такой грешный, «как прочие люди». В его молитве слышно восхваление себя: какой я хороший, как правильно все делаю. А мытарь приходит к Богу с покаянием и смирением. Он не смеет даже глаза поднять вверх, а только смиренно просит у Бога милости и прощения.

Глубокий смысл этой молитвы и её простота стали причиной её повсеместного распространения в христианстве.

Издавна в Церкви существует обычай совершать молитву мытаря в расширенном, утроенном варианте:

​Когда женщина или девочка молится наедине, то изменяет окончания мужского рода на женский: «грешней», «грешную». Чаще всего эта молитва совершается с тремя поясными поклонами. Старообрядцы так и называют ее «три поклона». Они совершаются обычно в следующих случаях:

  • перед тем, как войти в храм, на паперти (крыльце);
  • при входе в жилой дом или иное помещение, где есть Крест или иконы;
  • перед тем, как выйти из храма или из дома (даже на короткое время);
  • первая часть семипоклонного начала;
  • в конце исходных поклонов после совершения молитвы в храме или дома;
  • самый краткий вариант молитвы перед едой и после нее; а также после пробуждения или перед сном.
  • проходя мимо своего храма, старообрядцы также останавливаются и молятся три поклона.
  • во все остальные моменты жизни, когда необходимо срочно обратиться к Богу.
  • этой молитве также легко учить малолетних детей по причине краткости и простоты.

Статьи

Спецпроекты

&laquoРусская вера&raquo

При перепечатке материалов ссылка на сайт обязательна!

Молитва мытаря

В 2014 году исполнилось 100 лет со дня рождения известного румынского духовника архимандрита Павлина (Лекки; 1914–1996). Он был религиозным мыслителем, эрудитом, знатоком Священного Писания и русского языка, духовным писателем. Перевел на румынский книги архимандрита Софрония (Сахарова) «Видеть Бога, как Он есть», И.К. Смолича «Жизнь и учения старцев», книгу «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу» и другие, написал собственные книги: «От смерти к жизни» (1996), «Что такое смерть» (1997), «Божественное прекрасное в сочинениях Достоевского» (1998) – самое глубокое исследование творчества Феодора Михайловича в румынском богословии, «Молитва мытаря» (1998). Приводим для читателей портала «Православие.Ru» в сокращении фрагмент из последней книги архимандрита Павлина.

Господи Иисусе, вспоминаю. Я был одинок. Брошен всеми. Лежал разбитый на дне глубокой пропасти. Вокруг – гробовая тишина. Не было никого, кто помог бы мне. Весь израненный, с переломанными костями, я изредка тихонько всхлипывал. У меня было лишь одно желание, одна жажда – выбраться из этой пропасти. Но я не мог ничего, как только поднять мизинец – в знак того, что я не согласен с тем состоянием, в каком нахожусь, и был бы счастлив, если бы нашелся кто-нибудь, кто вытащит меня из этого мрака и безысходности, в которую я провалился.

Наверху, высоко-высоко я видел маленький голубой клочок неба. Ах, как я жаждал мира непорочного, чистого, кристального, в котором не было бы ничего от той грязи, червей и смрада, в которых я утопал. Мне хотелось глотка чистого, озонированного воздуха, и я чувствовал, что задыхаюсь без него, угораю.

Но Ты, возлюбленный Пастырю, всегда выходящий на поиск заблудившихся овец, услышал мой всхлип, увидел мой поднятый мизинец, угадал мое желание выйти из этого горького и жалкого состояния, в котором я был. И я тут же услышал над головой какие-то звуки. Сухой хворост трещал, камушки катились, листва шуршала. Кто-то торопясь шел. И я предчувствовал и предвкушал слезы радости.

А когда я повернул голову, то что же увидел? Это был Ты, Иисусе сладкий! Сквозь слезы я увидел Тебя всего, во весь рост. Ты был высоким, как Крест, на котором Ты был распят! Голова, склоненная, словно под тяжким бременем, была окровавлена и увенчана тернием. От рук и ног, пронзенных гвоздями, шли кровавые следы. Но Ты, Иисусе, не обращал внимания на Свои страдания, Ты не взирал на Свои раны, Ты смотрел прямо на меня. Из Твоих добрых глаз текли слезы жалости к тому несчастному состоянию, в котором я находился.

Как добр Ты был со мной! На всей земле нет матери, которая могла бы утешить так, как утешил меня Ты!

И, Господи Боже, как же дивно Ты обошелся со мной! С какой любовью позаботился обо мне! С какой нежностью, с какой деликатностью, с какой внимательностью перевязал мои раны и возлил на них елей и вино! Как добр Ты был со мной! На всей земле нет матери, которая могла бы утешить так, как утешил меня Ты!

Ты встал на колени возле души моей, разбитой и разорванной в клочья грехом, и стал говорить мне, что мечта моя о лазурном небе исполнится. Ведь там, наверху, есть другой мир, в тысячу раз лучше, чище, счастливей! Там пение ангелов крылатых, там птицы, цветы, бабочки, каких нет на земле. Там вечная весна и вечное счастье.

Отерев мне слезы и кровь, вернув мне здоровье, Ты извлек меня из пропасти, из трясины, говоря, чтобы я больше не грешил, дабы не случилось со мной худшего. И, показав мне Пусть, Истину и Жизнь, оставил меня нести свой крест до конца моей земной жизни.

Ты оставил меня, но не бросил: я чувствовал Твое присутствие на каждом шагу. Каждый раз, когда шел в метель и бурю, каждый раз, когда говорил о Твоей Жертве малым и великим, каждый раз, когда погружался в теплые мгновения молитвы, я видел глазами своими, полными слез, что Ты рядом со мной, чувствовал, что Ты ведешь меня за руку, как Свое чадо, что Ты страдаешь со мной, терпишь со мной, плачешь вместе со мной.

Но милость Твоя ко мне не ограничилась этим. А я в ответ на эти Твои беспримерные благодеяния сегодня – увы! – снова забыл Тебя, снова оставил Тебя. Оставил Тебя распятым на Кресте, а сам вернулся к суетным идолам. Забыл свое страдание в яме египетской, забыл Твою любовь, забыл Божественную силу, с какой Ты вывел меня из Чермного моря и из нескончаемой пустыни. А что еще ужасней, я предпочел котлы с мясом манне небесной и воде, истекшей из скалы. И в результате опять лежу сейчас в пропасти Вавилонской – разбитый, разорванный на части, лишенный сил.

Здесь, вдали от дома Отца Небесного, вдали от Сиона я долго пас свиней в земле чужой. Арфы мои и теперь висят на вербах: но я не могу больше петь, покуда нахожусь в стране греха. Грех снова воздвиг разделительную стену, так что ни один луч любви Твоей, ни одна слеза утешительная уже не могут проникнуть ко мне. Сердце мое стало каменным, а глаза сухие, как трава.

И снова я чувствую, что задыхаюсь, снова тоскую по небу лазурному, снова зову Тебя: сойди еще раз, Иисусе, за овцой, вновь заблудившейся. Не оставь меня одинокого и брошенного, ибо сейчас я, больше чем когда-либо, нуждаюсь в Тебе.

Да, Иисусе, я нуждаюсь только в Тебе, потому что только Тебе дана власть на земле и на небе. Я нуждаюсь только в Тебе, потому что только Ты, Иисусе сладкий, явил Свою бескрайнюю любовь ко мне, пролив Кровь Свою до последней капли за мое спасение.

Я нуждаюсь только в Тебе, потому что только Твое всесилие может вытащить меня из новой пропасти, в которую я упал, и только Твоя беспримерная любовь может приблизиться к такому окаянному и лживому, как я. Брошенному всеми, как и в первый раз, мне уже кажется, что в том состоянии, в каком я теперь, Матерь Твоя больше не Матерь мне, ибо Она невинна, а я повинен смерти. Она прекрасна как крин и благосердна, а я как пес вонюч и мерзок.

Каждый день и каждый час перед невидимым врагом моим и людьми я отрекаюсь от Твоего имени и Твоей любви – но какое различие, Господи, между отречением Петра и моим отречением! Возлюбленный апостол каялся и горько плакал всю жизнь, стоило ему только заслышать пение петуха и вспомнить о своем отречении. От стольких слез на лице его образовались две бороздки, по которым не переставая текли его слезы покаяния, а под конец жизни он наказал себя как никто другой, упросив палачей распять его вниз головой. В то время как я после каждого отречения безумно смеюсь на радость врагу и бегу от своего креста, чтобы даже немного не пострадать на земле.

Где у меня покаяние Павла? Где моя ревность и огонь любви к Тебе, Иисусе, и к братиям?

Каждый день и каждый час я гоню Тебя, Иисусе, или напрямую своими злыми помыслами, словами и делами, или через ближнего моего, которого убиваю языком, гневом и ненавистью, думая, что служу этим Богу. Но где же мое обращение на пути в Дамаск? Где у меня покаяние Павла, который считал себя извергом и самым малым из апостолов, он, бывший корифеем апостолов? Где моя ревность и огонь любви к Тебе, Иисусе, и к братиям? Как видишь и как знаешь, нет у меня ничего этого. Напротив, я всегда гоню Тебя и всегда горжусь, считая себя лучше других и думая, что имею право сводить с неба огонь и уничтожать грешников.

Каждый день и каждый час я предаю Тебя, Иисусе, как Иуда. Мой грязный поцелуй постоянно оскверняет Твой Пречистый и Пречестной Евхаристический образ. Я предаю Тебя и из страха, и за деньги, и чтобы отомстить другим, и за чечевичную похлебку всех плотских похотей и душевных страстей. Ты, Женише Небесный, приходишь, чтобы обручиться с душой моей, как с невестой, а я предаю Тебя прямо в лицо и на глазах у Тебя, как даже самая блудная на свете жена не предает своего мужа, – прекрасно зная, что этим снова распинаю Твою любовь на радость и поругание диавола. Тебя же предаю, и когда выдаю ближнего моего, ибо то, что я делаю братиям Твоим меньшим, делаю Тебе.

И как только подумаю, что несчастный Иуда всё же раскаялся в грехе своем! Бросил все деньги, за которые продал Тебя врагам! Он засвидетельствовал перед всем синедрионом, что предал кровь невинную! А что еще ужаснее, обрек себя на самую тяжкую кару, которую выбрали дух диавола и его отчаявшаяся душа, лишив себя – ибо повесился – и здешних радостей, и тамошнего вечного блаженства!

О Господи Иисусе, прости меня – Иуду, предавшего Тебя, но не повесившегося. Я предаю Тебя постоянно, Иисусе, но не хочу задушить в себе ветхого человека со всеми грехами его. Не хочу отказаться раз и навсегда от жизни моей, погрязшей в греховных удовольствиях века сего. Не хочу умертвить похоть мою плотскую, похоть очей и гордость житейскую мечом молитвы, поста, бдения и смиренномудрия.

Прости меня, Господи, ибо несчастный апостол Твой – в своем черном отчаянии – так устыдился своего поступка, что навсегда удалился от лица Твоего, тогда как я, бесстыдный, дерзаю вновь представать пред лицом Твоим и здесь, и на том свете.

И теперь воздеваю свои бессильные руки и зову Тебя, Иисусе, всей душой и всем сердцем: приди!

На этот раз я знаю путь, знаю, где мне надо выйти, где пройти, куда прийти. Я даже сам хотел подняться собственными силами, ухватившись за какие-то хилые корни. Но корни оборвались, и я полетел и снова упал разбитый. И вот теперь воздеваю свои бессильные руки и зову Тебя, Иисусе, всей душой и всем сердцем, словами расслабленного из Евангелия: приди, Иисусе, ибо нет у меня человека, который бросил бы меня в купальню Благодати небесной. Приди, Пастырю возлюбленный, и извлеки меня из этой новой трясины, в которую я попал.

Как не возгнушался навоза пещеры, в которой Ты родился, и прокаженных, которых исцелил, так же не возгнушайся и грехов моих гнусных и мерзких. Иисусе, не оставь меня, ибо на этот раз пропасть еще глубже, а я и мизинца поднять уже не могу и лишь воздыхаю и плачу. У блудного сына были силы вернуться на своих ногах, у заблудшей овцы была сила позвать Тебя голосом своим, а я, бессильный и безгласный, как потерянная драхма, не могу быть найден, как только при свете любви Твоей, во все века видящей сверкание одиноких воздыханий, безмолвных слез и разбитых сердец.

2 февраля 2015 г.

скрыть способы оплаты

скрыть способы оплаты

Игум. Нектарий (Морозов)

Беседа о покаянном делании

Игумен Нектарий (Морозов)

Что есть покаяние? Каково место исповеди в покаянном делании и вообще жизни христианина? Нужно ли исповедоваться перед Причащением?

О фарисее и мытаре

Слово еп. Василия Селевкийского

Слово о фарисее и мытаре

Впервые на русском языке

Епископ Василий Селевкийский

Мытарь оказался более оправданным, чем праведный фарисей. Преобразилась природа вещей. Вознесшийся к небесам, низвергся гордыней. Достигший смирения, вознесся к высотам. О мытарь, собиратель человеколюбия! О грешник, открывший грешникам путь к дерзновенной молитве!

Поучение в неделю о мытаре и фарисее.

О молитве и покаянии

Поучение в неделю о мытаре и фарисее.

О молитве и покаянии

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

В ныне чтенном Евангелии изображена молитва мытаря, привлекшая к нему милость Божию. Молитва эта состояла из следующих немногих слов: Боже, милостив буди мне грешнику (Лк., 18:13). Достойно внимания и то, что такая краткая молитва услышана Богом, и то, что она произносилась в храме во время общественного Богослужения, во время чтения и пения псалмов и других молитвословий. Молитва эта одобряется Евангелием, выставляется в образец молитвы: благочестивое рассмотрение ее делается нашим священным долгом.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Оценка 4.6 проголосовавших: 95
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here