Отпустительная молитва что это

Советуем ознакомиться отпустительная молитва что это с несколькими вариантами на русском языке, с полным описанием и картинками.

Редьярд Киплинг

Бог праотцев, преславный встарь,

Господь, водивший нас войной,

Судивший нам – наш вышний Царь! –

Царить над пальмой и сосной,

Бог Сил! Нас не покинь! – внемли,

Дабы забыть мы не смогли!

Вожди уходят и князья:

Лишь сокрушение сердец –

Вот жертва вечная твоя!

Бог Сил! Нас не покинь! – внемли,

Дабы забыть мы не смогли!

И гибнет флот, сжимавший мир.

Дни нашей славы далеки,

Как Ниневия или Тир.

Бог Сил! Помилуй нас! – внемли,

Дабы забыть мы не смогли!

Собой хвалиться станем мы,

Как варварских племен сыны,

Как многобожцы, чада тьмы,

Бог Сил! Нас не покинь! – внемли,

Дабы забыть мы не смогли!

Лишь к дымным жерлам знаем страх

И, не припав к стопам Твоим,

На прахе строим, сами прах,

За похвальбу дурацких од,

Господь, прости же Свой народ!

стихотворения сообщите нам воспользовавшись обратной связью .

Освобождает ли усопшего от грехов читаемая над ним разрешительная молитва

Освобождает ли усопшего от грехов читаемая над ним разрешительная молитва

После Канона и пения стихир, завершающегося стихирой Плачу и рыдаю, егда помышляю смерть, над гробом почившего читается Евангелие, а затем священник произносит разрешительную молитву. Смысл ее — в том, что ею священник разрешает усопшего от бывших на нем запрещений и епитимий за те грехи, в которых он раскаялся в Таинстве покаяния, или забыты, либо не осознаны. Однако эта молитва не разрешает от тех грехов, в которых покойный не каялся или которые были им сознательно утаены, поэтому ее действие нельзя сравнивать с разрешительной молитвой священника на исповеди.

Священник берет с аналоя заранее приготовленный текст молитвы. Читает её. Сворачивает листок с молитвой и вкладывает его в правую руку усопшего. Этой молитвой разрешаются бывшие на умершем запрещения и грехи, в которых он покаялся и которые при покаянии он не мог вспомнить, и умерший с миром отпускается в загробную жизнь. Собственно, на этом чин отпевания завершается.

Молитва очень древняя, взята из текста литургической службы апостола Иакова. Но обычай для христианской истории достаточно поздний, возникший на Руси в XI веке. Его появление и включение в церковный обиход настолько вписаны в русскую историю, что об этом стоит рассказать подробно.

…К великому князю киевскому Ярославу Мудрому явился из Варяжской земли на службу молодой человек по имени Шимон. И привел ещё «три тысячи своих людей». Это и по нынешним временам много. Допустим, что «тысяча» в летописном тексте не число, а обозначает (такое бывает), что Шимон привел три отряда, три отборные, пусть и не тысячные, дружины. Тоже немало. Особенно если учесть, что это сделал сын варяжского конунга (военного вождя), выгнанный после смерти отца со своей земли родным дядей.

Этот шведский Гамлет, не ставший затевать очередную смуту-свару на родной земле, на Руси сам и потомки его были в большом доверии у великих князей — служили наставниками-воспитателями княжичей, а когда те вырастали, становились их доверенными лицами в делах военных и судебных, управляли отдельными землями, городами. Боярские роды Воронцовых, Вельяминовых, Сабуровых, Аксаковых и другие восходят к Шимону. Но почему именно сказанием о Шимоне начинается «Киево-Печерский патерик«, то есть история Киево-Печерской лавры, её подвижников?

Да потому, что Шимону в моменты смертельной опасности дважды являлась в видении церковь дивная каменная и понял он, что этот храм будет построен в только зачинавшейся тогда Печерской обители, и принес он преподобному Антонию драгоценный вклад — золотой венец и золотой пояс, снятый им со статуи Христа у себя на родине. И пояс тот стал мерилом, по которому высчитывались пропорции будущего храма, соборной Успенской церкви. И после Шимон большие вклады делал в обитель.

Годы спустя пришел Шимон, переиначенный на Руси в Симона, к игумену Печерской обители преподобному Феодосию, наставнику и другу. И попросил: сделай мне, отче, дар. «Ты же ведаешь, чадо, — отвечал искренне и предусмотрительно Феодосий, — ведаешь убожество наше. Иногда в избытке и хлеба не имеем на день, иного же не знаю, что и имею». Симон объяснил, что имеет Феодосий: благодать от Бога. И просил одного — обещания, что душа Феодосия будет благословлять Симона и близких его при жизни и после смерти. Преподобный Феодосий отвечал ему разно — что не ведает пока, доходит ли до Бога молитва его, ещё не свершил он задуманных святых дел на земле, а молится о тех, кто любит «сие место святое» — Печерский монастырь, и так, без просьб и обещаний.

Но все-таки Симон настоял не только на словесном обещании Феодосия молиться о нем на земле и на небесах, но и умолил «написанием» то подтвердить. Так явилась первая «отпустительная грамота» — «разрешительная молитва». «И с тех пор утвердилось таковое написание влагать умершим в руку, прежде же никто не сотворял того на Руси», — сказано в «Киево-Печерском патерике».

Трудно сказать, когда именно и как стал тот частный случай непременным обычаем в русском православном обряде отпевания. Совершенно точно, что к началу XIII века так оно уже было, когда писался «Патерик». И вот как завершается «Житие Александра Невского«, составленное его современником, — речь идет о смерти князя в 1263 году: «Когда святое тело его уже было положено в раку (гроб), тогда эконом Севастьян и митрополит Кирилл захотели разжать ему руку, чтобы вложить в неё духовную грамоту. А он, будто живой, протянул руку и взял грамоту из руки митрополита. И их охватил ужас, и они едва сумели отступить от раки. Об этом все слышали от господина митрополита Кирилла и от его эконома Севастьяна. Кто не подивится этому, ибо тело было бездушным и везено было из дальнего города в зимнее время. Так вот прославил Бог угодника своего».

Само действие по вложению в руку усопшего грамоты с молитвой никак не объясняется, то есть уже было обыкновенным. Чудо — в руке, протянутой навстречу «разрешительной молитве».

Сообщается в «Житии» и другое: перед смертью князь Александр принял иноческий постриг, а затем и больший монашеский чин — схиму. Пострижение перед смертью — если такое успевалось сделать — стало обыкновением у русских князей. Традиция эта византийская, давняя, но на Руси воспринятая всего лет за сто до кончины Александра Невского. Сначала как частный случай и даже в своем роде исключительный: черниговский князь Святослав Давыдович оставил жизнь светскую и семейную — постригся в монахи Киево-Печерской обители.

Около сорока лет он вел жизнь смиренного послушника, выполнял самые утомительные работы, питался скудно. Средства, которые имел, вступая в монастырь, и потом получал от родственников и почитателей, отдавал на строительство Печерских храмов, на приобретение книг для монастырской библиотеки, на милостыню больным и нищим. Говорят, что его молитвами исцелялись, и князь Святослав Давыдович вошел в русские святцы как инок Николай Святоша, преподобный.

Александр Невский умирал с новым именем, принятым им вместе со схимой, — как Алексий, во имя святого Алексия, человека Божьего. Почему избрал он это имя, этого небесного покровителя? Что общего между деятельным князем — воином и дипломатом — и сыном знатных римлян-христиан (IV в.), который оставил дом, семью, родину в канун свадьбы своей, удалился за море, на Восток, где жил при храме нищим помощником? А когда начали почитать его в городе как «человека Божьего», отмеченного благодатью, бежал подальше, дабы не коснулась его мирская слава. Судьба привела его вновь в родные места. И долгие годы жил он нищим при родительском доме, никем не узнанный, унижаемый слугами. В день кончины Алексия услышали папа римский и император глас Божий, повелевающий найти святого человека с указанием где. Но нашли его уже мертвым, а в руке Алексия чудесным образом находилась грамота описание его праведной жизни…

Опять — грамота, опять — рука. Круг чудес и обрядов как-то странно сомкнулся. Никто на это не обращал внимания — само собой вышло, сложилось.

Добавим, однако, что избрание Александром Невским в свои небесные покровители Алексия, человека Божьего, может быть, объясняется тем, что победительный и грозный князь носил в себе, в душе своей образ нищего смиренника. Словом и хитростью выгораживал и защищал он Русскую землю от монголо-татар. А ведь то была вторая половина его жизни. Первая принесла скорую и верную славу защитника русских земель, великую прижизненную славу. Ничто не заставляло его — непобедимого прежде — ходить за ханским ярлыком на Волгу и в Монголию, добиваться великого княжения унижением. Жил бы в своем уделе, не подвергаясь риску быть обвиненным в потакании вчерашним разорителям Руси, а ныне… Надев «рубище дипломата», князь убедил ханов в покорности русских земель, чем от многого их оградил. Но, видно, не убедил до конца, ибо, в очередной раз возвращаясь из ханской ставки на Русь, умер по дороге — как подозревают, от медленно действующей отравы. По сути он умер, держа в руках собственное житие как одного из прославленнейших русских святых. Ибо стало оно составляться тут же после смерти его. И одним из знаков того, что «повесть о мужестве и житии» князя не что иное, как прославление нового святого, явился рассказ о том, как Александр-Алексий протянул свою длань за «разрешительной молитвой».

Разрешительная молитва обыкновенно читается и дается в правую руку усопшему во время отпевания, по чтении Евангелия и самой молитвы. Чтение её сопровождается (по крайней мере, должно сопровождаться) тремя земными поклонами всех молящихся. Разрешительная молитва читается над всеми умирающими во покаянии. С одной стороны, потому, что всякий православный христианин имеет в ней нужду, а с другой — дабы этого благодеяния (как замечает блаженный Августин о молитвах за умерших) не был лишен никто из тех, к кому оно может относиться. Ибо лучше преподать его и тем, которым оно не несет пользы, но и не вредит, нежели отнять у тех, коим оно полезно.

«Нужно собрать всю нашу веру и всю нашу решимость»

При обряде отпевания крайне обострены чувства прощающихся, осознающих горе утраты. Вот что писал об этом митрополит Сурожский Антоний (Блум):

«В службе отпевания есть трудные моменты. Нужно собрать всю нашу веру и всю нашу решимость, чтобы начать эту службу словами: «Благословен Бог наш…» Порой это предельное испытание для нашей веры. «Господь дал, Господь взял, да будет имя Господне благословенно», — сказал Иов. Но это нелегко сказать, когда мы раздираемся сердцем, видя, что тот, кого мы любим больше всего, лежит мертвым перед нашим взором.

А затем следуют молитвы, полные веры и чувства реальности, и молитвы человеческой хрупкости; молитвы веры сопровождают душу усопшего и приносятся перед лицом Божиим как свидетельство любви. Потому что все молитвы об усопшем являются именно свидетельством перед Богом о том, что этот человек прожил не напрасно. Как бы ни был этот человек грешен, слаб, он оставил память, полную любви: все остальное истлеет, а любовь переживет все. Вера пройдет, и надежда пройдет, когда вера станет видением и надежда — обладанием, но любовь никогда не пройдет.

Поэтому когда мы стоим и молимся об усопшем, мы на самом деле говорим: «Господи, этот человек прожил не напрасно. Он оставил по себе пример и любовь на земле; примеру мы будем следовать; любовь никогда не умрет». Провозглашая перед Богом нашу неумирающую любовь к усопшему, мы утверждаем этого человека не только во времени, но и в вечности. Наша жизнь может быть его искушением и его славой. Мы можем жить, воплощая своей жизнью все то, что было в ней значительного, высокого, подлинного, так, что когда-то, когда придет и нам время со всем человечеством стать перед Богом, мы сможем принести Господу все плоды, всю жатву семян, посеянных его примером, его жизнью, которые проросли и принесли плод благодаря нашей неумирающей любви… Его пример, его слово, его личность были словно семя, брошенное в почву, и этот плод принадлежит ему…»

И с другой стороны, есть вся боль, все горе, которое мы ощущаем совершенно справедливо, скорбь, которая от лица умирающего выражена в одном из тропарей «Канона на исход души»: «Плачьте, воздохните, сетуйте: се бо от вас ныне разлучаюся».

И вместе с тем есть несомненная уверенность, что смерть, которая для нас — потеря и разлука, есть рождение в вечность, что она — начало, а не конец; что смерть — величественная, священная встреча между Богом и живой душой, обретающей полноту только в Боге».

По материалам книги Людмилы Никеевой «Долгие проводы» и Азбука.ру

Можно ли сокращать утреннее и вечернее молитвенное правило?

Святитель Игнатий (Брянчанинов) в «Поучении о молитвенном правиле» писал: «Правило! Какое точное название, заимствованное из самого действия, производимого на человека молитвами, называемыми правилом! Молитвенное правило направляет правильно и свято душу, научает ее поклоняться Богу Духом и Истиною (Ин. 4:23), между тем как душа, будучи предоставлена самой себе, не могла бы идти правильно путем молитвы. По причине своего повреждения и омрачения грехом она совращалась бы непрестанно в стороны, нередко в пропасти, то в рассеянность, то в мечтательность, то в различные пустые и обманчивые призраки высоких молитвенных состояний, сочиняемых ее тщеславием и сластолюбием.

Молитвенные правила удерживают молящегося в спасительном расположении, смирении и покаянии, научая его непрестанному самоосуждению, питая его умилением, укрепляя его надеждой на Всеблагого и Всемилосердого Бога, увеселяя миром Христовым, любовью к Богу и к ближним».

Из этих слов святого явствует, что очень спасительно читать утреннее и вечернее молитвенное правило. Оно в духовном отношении вырывает человека из сумятицы ночных сновидений или дневных забот и поставляет его перед Богом. И душа человеческая входит со своим Создателем в общение. Благодать Святого Духа нисходит на человека, приводит его в нужный покаянный настрой, дарит ему внутренние мир и гармонию, отгоняет от него бесов («Сей же род изгоняется только молитвою и постом» (Мф. 17:21), ниспосылает ему Божье благословение и силы жить. Тем более что молитвы писали святые люди: святители Василий Великий и Иоанн Златоуст, преподобный Макарий Великий и другие. То есть сам строй правила очень полезен для человеческой души.

Потому, конечно же, читать ежедневно утреннее и вечернее молитвенное правило, если можно так выразиться, – необходимый минимум для православного христианина. Причем оно не занимает много времени. У того, кто вошел в навык чтения, – около двадцати минут утром и столько же вечером.

Если вы не успеваете почитать утреннее правило все сразу, тогда разбейте его на несколько частей. «Шапочку» от начала и до «Господи помилуй» (12 раз) включительно можно, например, почитать дома; следующие молитвы – во время пауз в работе или своих дневных занятий. В этом, конечно же, нужно исповедоваться, но лучше так, чем вообще не прочитать. Все мы люди, и понятно, что очень грешные и занятые. Окончание утренних молитв также вы сами себе регулируете. Это касается помянника. Вы можете прочитать расширенный помянник или сокращенный. На ваше усмотрение, в зависимости от имеющегося времени.

Довольно распространенной ошибкой новоначального православного христианина является чтение вечернего молитвенного правила непосредственно перед сном. Вы качаетесь, шатаетесь, бормочете слова молитвы, а сами думаете, как бы лечь в кровать под теплое одеяло и уснуть. Вот и получается – не молитва, а мучение. Обязательная каторга перед сном.

На самом деле вечернее молитвенное правило читается несколько по-иному. Игумен Никон (Воробьев) писал о том, что после вечерних молитв можно оставлять время для того, чтобы поговорить и попить чайку.

То есть, по сути, вы можете вечернее молитвенное правило читать от начала и до молитвы святого Иоанна Дамаскина «Владыко Человеколюбче…» Если вы, дорогие братья и сестры, обратили внимание, то перед этим молитвословием есть отпустительная молитва: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий… помилуй нас. Аминь». Это действительно отпуст. Вечерние молитвы до него включительно вы можете прочитать задолго до сна: в шесть, семь, восемь часов вечера. Потом заняться своими повседневными вечерними делами. Можно еще покушать и попить чайку, как говорил отец Никон, пообщаться с близкими.

А уже начиная с молитвы «Владыко Человеколюбче…» и до конца правило читается непосредственно перед сном. Во время молитвы «Да воскреснет Бог» нужно перекреститься и можно перекрестить свою кровать и дом на четыре стороны света (начиная по православной традиции с востока), ограждая себя, близких и свое жилище крестным знамением от всякого зла.

После прочтения второй половины вечерних молитв уже ничего не естся и не пьется. В молитве «В руце Твои, Господи…» вы испрашиваете благословение у Бога на хороший сон и предаете свою душу Ему. После этого следует ложиться спать.

Также хочется обратить ваше внимание, уважаемые братья и сестры, на правило преподобного Серафима Саровского. Многие его понимают как троекратное прочтение в день (утром, в обед, вечером) определенных молитв «Отче наш» (трижды), «Богородице Дево, радуйся…» (трижды) и Символа веры (единожды). Но это не совсем так. Кроме троекратного прочтения правила, преподобный Серафим говорил о том, что человек в первой половине дня должен почти все время читать Иисусову молитву или, если окружают люди, в уме «Господи, помилуй», а после обеда вместо Иисусовой молитвы – «Пресвятая Богородице, спаси мя, грешнаго».

То есть святой Серафим предлагает человеку духовное упражнение в непрерывной молитве, а не просто облегчение вечернего и утреннего молитвенного правила. Можно, конечно, читать молитву по правилу преподобного Серафима Саровского, но только нужно тогда выполнять все предписания великого старца.

Потому, повторюсь еще раз, утреннее и вечернее молитвенное правило – необходимый минимум для православного христианина.

Главное помнить, что молитва – это путешествие внутрь себя к Богу. Потому следует начинать и утреннее, и вечернее правило так: встать, перекреститься, сказать «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь». Потом не спешить читать далее молитвы, но немного спокойно и безмятежно постоять, освобождаясь от суеты мирской. Как напечатано курсивом в начале утреннего правила: «Затем немного подожди, пока все чувства твои не придут в тишину и мысли твои не оставят все земное, и тогда произноси следующие молитвы, без поспешности и со вниманием сердечным».

Также хочется обратить ваше внимание, дорогие братья и сестры, на довольно распространенную ошибку, которую мы часто совершаем.

О ней нас предупреждает в вышеупомянутом труде святитель Игнатий: «При совершении правила и поклонов никак нельзя спешить; надо совершать и правила, и поклоны с возможной неспешностью и вниманием. Лучше меньше прочитать молитв и меньше положить поклонов, но со вниманием, чем много и без внимания.

Избери себе правило, соответствующее силам. Сказанное Господом о субботе, что она для человека, а не человек для нее (Мк. 2:27), можно и нужно отнести ко всем благочестивым подвигам, а также и к молитвенному правилу. Молитвенное правило – для человека, а не человек – для правила: оно должно способствовать к достижению человеком духовного преуспеяния, а не служить бременем неудобоносимым (тягостной обязанностью), сокрушающим телесные силы и смущающим душу. Тем более оно не должно служить поводом к гордостному и пагубному самомнению, к пагубному осуждению близких и унижению ближних».

Преподобный Никодим Святогорец в книге «Невидимая брань» писал: «…Много есть духовных лиц, которые лишают себя спасительного плода мира от духовных своих деланий тем, что длят их, полагая, что потерпят ущерб, если не доведут их до конца, в уверенности ложной, конечно, что в этом и состоит совершенство духовное. Следуя таким образом воле своей, они много трудят и мучат себя, но не получают покоя истинного и мира внутреннего, в коем воистину обретается и упокоевается Бог».

То есть нам нужно рассчитывать свои силы в молитве. Следует сесть и подумать о том времени, которым каждый обладает. Если вы, к примеру, экспедитор в торговом предприятии и с утра до ночи находитесь в разъездах или вы замужем, работаете и еще вам нужно уделить время мужу, детям, организовать семейный быт, то, может быть, с вас достаточно утреннего и вечернего молитвенного правила и прочтения двух глав «Апостола», главы Евангелия в день. Потому что если вы возложите на себя еще и чтение различных акафистов, нескольких кафизм, то тогда у вас не останется времени жить. А если вы пенсионер или работаете где-то охранником или на другой работе, располагая свободным временем, то почему бы и не почитать акафисты и кафизмы.

Исследуйте себя, свое время, свои возможности, силы. Соразмеряйте молитвенное правило со своей жизнью, чтобы оно было не в тягость, а в радость. Потому что лучше меньше молитв прочитать, но со вниманием сердечным, чем много, но бездумно, механически. Молитва имеет силу, когда вы вслушиваетесь и вчитываетесь в нее всем своим существом. Тогда в сердце нашем забьет животворный родник общения с Богом.

20 февраля 2017 г.

скрыть способы оплаты

скрыть способы оплаты

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Оценка 4.9 проголосовавших: 907
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here