Банды нью йорка молитва

Советуем ознакомиться банды нью йорка молитва с несколькими вариантами на русском языке, с полным описанием и картинками.

Банды Нью-Йорка

Gangs of New York (США, Германия, Великобритания, Нидерланды, Италия, 2002 г.)

Реж.: Мартин Скорсезе

В ролях: Леонардо ДиКаприо, Дэниэл Дэй-Льюис, Кэмерон Диаз, Джим Бродбент, Джон Си Райли, Генри Томас, Лиам Нисон, Брендан Глисон, Гари Льюис, Стивен Грэм

«Америка рождалась на улицах»

Любишь фильм? Нажми и поделись!

Нужна цитата фильма? Просто выдели нужный текст!

Не делай этого. Пусть кровь останется на лезвии.

Когда-нибудь ты поймешь.

Что-то я помню отчетливо.

Что-то видел лишь в своих снах.

Святой архангел Михаил, защити нас в битве.

Будь нашим покровителем.

Огради нас от коварных ловушек и дьявольских козней.

Итак, сынок, кто это?

И что он сделал?

Он вышвырнул Сатану из Рая.

Кто сегодня бьется?

Местные против Дохлых Кроликов.

А как ты думаешь? Конечно за Дохлых Кроликов!

ты идешь с нами или нет?

В последний раз, Валлон. И если оплата будет достойной.

Плачу червонец за зарубку.

– За каждую свежую зарубку.

Ну и что это, Святоша? Новая поповская армия?

Несколько покрытых плесенью сучек и кучка вшивых бродяг!

Спокойно, Билл. Мы же договорились, что драться будут настоящие воины.

А не стада баранов.

Вот бойцы, которых я привел.

Я бросил вызов, чтобы согласно древним обычаям

мы встретились здесь, на избранном клочке земли

и наконец выяснили

кто будет верховодить на Пяти Углах.

Мы, уроженцы этой прекрасной земли

или орды иностранцев, уродующие ее!

Согласно древним обычаям я принимаю вызов аборигенов.

Вы изрядно утомили наших людей!

Но начиная с сегодняшнего дня вы нас больше не побеспокоите!

И да будет известно, что всякий, кто поднимет на нас руку

вскоре останется без нее!

Господь всех христиан ведет нас против вашего Римского папизма!

Приготовься к встрече с настоящим Господом!

Кто это под моим ножом?

Поднимайся, отец! Поднимайся!

Никогда не отводи взгляд!

Вот и пробил твой час, Святоша.

Тебе это понадобится, чтобы пересечь Реку Смерти.

Как обычно, носы и уши

Но чтобы никто не касался этого человека!

Никому его не трогать!

Он отойдет к праотцам невредимым!

Не раньше, чем я получу должок!

Это справедливо. Немного не к месту, но справедливо.

Что нам делать с мальчишкой?

Взгляни на меня.

Отдайте его властям.

Пусть он научится кое-чему.

Как скажете, начальник. Попрощайся с отцом.

Пойдем, парень. Скоро ты увидишь Хелл Гейт!

Священник Валлон принял смерть достойно.

А с Дохлыми Кроликами покончено. Они объявляются вне закона.

И чтобы никто более не произносил это название.

Здесь ты вырос и стал не мальчиком, но мужчиной.

Укроти суетные желания свои.

Безнравственность. Грязь. Страсть. Возмездие.

Господь простил тебя.

И ты тоже должен простить.

Выйди в мир без

Читайте тексты других фильмов:

Хочешь получить бонус для заказа диплома, курсовой, практики, реферата?

Банды Нью-Йорка

Охраняется Законом РФ об авторском праве. Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

МОНАХ ИСТМЕН, ТВОРЕЦ БЕЗЗАКОНИЯ

БАНДИТЫ ОДНОЙ АМЕРИКИ

На фоне синих стен или просто синего неба два бандита, затянутые в черные плащи и обутые в сапоги с высокими каблуками, кружатся в мрачном танце, танго двух неразличимых ножей, пока вдруг из-за уха одного из них не начинает капать кровь: это нож вошел в тело человека, он падает и умирает. Так заканчивается этот смертельный танец без музыки. Второй, удалившись от дел, посвящает свою старость рассказам об этой честно выигранной дуэли. Такова история преступного мира Аргентины. История же головорезов и хулиганов Нью-Йорка гораздо более динамична и менее красива.

Район Пять Точек в 1829 году

История банд Нью-Йорка, изложенная Гербертом Осбери в 1928 году в его солидной книге на четырех сотнях страниц, раскрывает всю мерзость варварского мироздания, его огромные размеры, царившие в нем беспорядок и жестокость. Действие в книге происходит в подвалах старых пивоварен, превратившихся в бараки негров и нищих ирландцев, в видавшем виды трехэтажном Нью-Йорке, заполненном бандами негодяев вроде «болотных ангелов», которые выбираются из канализации на мародерские вылазки; головорезов типа «рассветных», вербующих в свои ряды 10 – 11-летних убийц; лишенных совести громил-одиночек вроде «уродских цилиндров» или уличных хулиганов вроде «мертвых кроликов», которые шли в бой, прибивая на концы палок свой тотем. Его герои – люди типа денди Джонни Додана, прославившегося своим набриолиненным чубом, носившего трости с ручкой в виде обезьяньей головы и медный коготь на большом пальце, которым он выдавливал врагу глаз, или Кита Бернса, откусывающего голову живым крысам, или Динни Лайонса, на которого работали три проститутки. Там есть ряды домов с красными фонарями, вроде тех, которые содержали семь сестер из Новой Англии, отчислявшие всю прибыль за сочельник на благотворительные цели; собачьи и крысиные бои; китайские игорные притоны и опиумные курильни; женщины вроде Рыжей Норы, в которую влюблялись все вожаки знаменитой банды «гоферов», или Голубки Лиззи, надевшей траур после убийства Дэнни Лайонса, которой перерезала глотку Нежная Мэгги, вспомнив вдруг о давнем романе Лиззи с убитым; бунты вроде того, что произошел в 1863 году, когда за неделю была сожжена сотня домов, и счастье еще, что не сгорел весь город; уличные драки, где упавшего затаптывали насмерть; конокрады и отравители лошадей, такие, как Йоске Ниггер. Величайший же герой этой уникальной книги о преступном мире Нью-Йорка – это Эдвард Делани, он же Джозеф Моррис, он же Уильям Делани, он же Джозеф Марвин, он же Монах Истмен, «князь гангстеров», как его называли современники, главарь банды в 1200 человек.

Хорхе Луис Борхес

Эта книга не является социологическим исследованием и не предлагает рецептов решения социальных, экономических и криминологических проблем, создаваемых бандами. В ней нет модного анализа поступков гангстеров в манере «я думаю, он подумал», в ходе которого автор вводит читателя в сокровенные глубины души преступника и следит за работой его скудного мыслительного аппарата. Наоборот, это попытка проследить и отметить наиболее заметные проявления порочной активности людей, которые будоражили Нью-Йорк на протяжении почти целого столетия, достаточно сильно проявляя себя в атмосфере политической коррупции и борьбы за выживание. К счастью, сейчас эти люди исчезли из жизни великого города и уже почти десять лет существуют в основном в богатом воображении журналистов. В той или иной степени повторить их бурную деятельность не смог никто, и лишь журналисты продолжают с надеждой воскрешать их при каждом случае загадочного убийства в трущобном районе или при серебристом свете бродвейских огней. Не важно при этом, очевидна ли связь преступления с запретной торговлей спиртными напитками или наркотиками, его освещают как новое гангстерское убийство; слова и фразы, которые давно устарели и стали неупотребляемыми, вновь извлекаются на свет божий, и уже на следующее утро, затаив дыхание, народ читает, что взошла кровавая луна и надвигается новая гангстерская война.

Но ничего не случается, и не похоже, что когда-нибудь случится опять, так как сейчас в Нью-Йорке нет банд и нет гангстеров в том смысле этого слова, в котором его обычно употребляют. В свое время гангстеры процветали в условиях защиты и манипуляций со стороны нечестных политиков, которым они нужны были для фальсификации выборов, но сейчас эти времена прошли. Благодаря достижениям в социальной, экономической и образовательной сферах социальная база для нового поколения бандитов все уменьшалась, и организованные банды были уничтожены полицией, которая всегда достигала успеха в репрессивных кампаниях, когда ей политики давали отмашку. Инспектор Александр С. Уильямс нанес первый удар по гангстерам, когда провозгласил и осуществил на практике свое знаменитое заявление – «На конце полицейской дубинки больше закона, чем в решении Верховного суда», и упадок гангстеров продолжался по мере того, как менялись к лучшему политики и возмущенная общественность больше не желала терпеть массовые драки и разборки. Банды были окончательно разгромлены, когда Джон Пуррой Митчелл был избран мэром в 1914 году, а Дуглас Мак-Кей и Артур Вудс завершили начатое, отправив в тюрьму около 300 гангстеров, в том числе многих прославленных героев преступного мира.

Правда, остались небольшие группы, которые время от времени тщетно прикрываются такими громкими именами, как «гоферы» или «гудзонские чистильщики», но они могут называться гангстерами на тех же правах, на которых вооруженный сброд может называться армией; это просто хулиганы, которые пытаются воспользоваться чьей-то былой славой. За несколько последних лет появились также некоторые объединения молодых преступников, всякие «плаксы», «сладкоежки» и другие банды, каждую из которых в газетных сообщениях называют гангстерской. Но тогда как в старые времена банды могли состоять из тысячи человек, ни одна из новых групп не насчитывала и шести, и ни одна не действовала более чем несколько месяцев, после чего их разгоняла полиция, а главари оказывались в тюрьме или на электрическом стуле. Они не имели ничего общего с такими знаменитыми бандами, как «мертвые кролики», «парни Бауэри», «истмены», «гоферы», они были больше похожи на банды профессиональных воров и грабителей банков, которые наводнили крупные города вскоре после Гражданской войны. В преступном мире такие группы даже не считаются бандами; их называют воровскими шайками; члены этих шаек объединяются для серии грабежей или других преступлений и не имеют никаких обязательств и свободны от преданности своим главарям. Это примитивные убийцы и воры, но все их убийства и грабежи не имеют ничего общего с соперничеством между бандами и гангстерским правосудием. Им не хватает эффектности поступков, которая отличала гангстеров в старые времена, и, возможно, не будет хватать, пока они не отойдут в область легенд. Однако они скорее даже более опасны, если сделать скидку на численность, чем те, кто когда-то держал в страхе Бауэри, «Адскую кухню» и бывшие Пять Точек, так как большинство из них – наркоманы, а они очень раздражительны и легко возбудимы.

Гангстер, чья власть закончилась с убийством Кида Дроппера, был в первую очередь продуктом своей среды, бедности и ущербного воспитания; само общество толкнуло его к этой жизни, а коррупция и все сопутствующее этому зло негативно влияло на его взросление. Как правило, он начинал как член подростковой банды, со временем пополняя ряды взрослых гангстеров. Так он достигал зрелости без малейшего представления о добре и зле, с презрением к честному труду, которое доходило фактически до отвращения, и с подлинным восхищением перед людьми, которые могут получить почти все даром. Более того, единственное спасение от нищеты он видит в постоянном возбуждении и не может придумать другого пристанища для своего мятежного духа, кроме секса и драки. И многие молодые люди становились гангстерами только из-за сокрушающего желания превзойти подвиги выдающихся главарей преступного мира либо мечтая о славе или хотя бы известности, достичь которых можно было, став жестоким, безжалостным человеком и отъявленным негодяем.

Основное кредо гангстера, как, впрочем, и любого другого представителя криминального мира, заключается в том, что человеку принадлежит все только до тех пор, пока он может это удержать, и тот, кто это у него отнимет, не сделает ничего дурного, а просто докажет свою сообразительность. По большей части в старые времена гангстеры были смелыми людьми, но их смелость являлась на самом деле лишь тупым, невежественным, недостаточно сознательным отношением к тому, что готовила им судьба. Стоит отметить, что гангстеры неизменно становились первоклассными солдатами, так как их воображения не хватало на то, чтобы хотя бы представить страдания, которые они или их жертвы будут терпеть от пули или удара ножа. Жестокость гангстера и его бесчувственность в полной мере проявились в одном поступке Монаха Истмена, когда этот прославленный убийца был вышибалой в танцевальном зале в начале своей карьеры. Истмен охранял покой заведения с большой дубиной, на которой он нарезал метку каждый раз, когда усмирял буйного посетителя. В один из вечеров он подошел к безобидному пожилому человеку, который пил пиво, и сильным ударом расколол тому череп. В ответ на вопрос, почему он напал на человека без всякой причины, Истмен ответил: «Ну, на моей дубинке было 49 насечек, а мне хотелось, чтобы их стало ровно 50».

Разумеется, встречались исключения, поскольку некоторые главари банд вышли из хороших семей и были так же умны, как и хитры, а некоторые из них покидали преступный мир и преуспевали на более уважаемом поприще. Но в основном гангстеры были тупыми хулиганами, рожденными в разврате и нищете и воспитанными среди порока и коррупции. Их жизнь отразила их предопределение.

Банды Нью-Йорка: как это было

Наверное, у каждого человека Нью-Йорк ассоциируется с Манхеттеном, Центральным парком, статуей Свободы, Бруклинским мостом, небоскребами… Но что творилось в «большом яблоке» до этого?

Многие из нас (а может и немногие) смотрели фильм Мартина Скорсезе «Банды Нью-Йорка» и предполагали, что все это только художественный вымысел. Но как бы не так 🙂 . Фильм на самом деле имеет реальную историческую подоплеку. Гениальный режиссер в действительности показал те банды, которые свирепствовали в то время и держали в страхе весь город. И порядки господствовавшие в городе, где центром жизни для многих был вовсе не Манхеттен, а угол пяти улиц…

Конец 19 века, Нью-Йорк: бедность, расизм, приток иммигрантов, коррупция в органах власти, постоянные бунты, вызванные призывом на войну тех, кто не в состоянии откупиться или же иммигрантов, не понимающих за что они сражаются…В таких условиях местное население было обречено: или борьба, или смерть. Они выбрали первое и начали объединяться в банды гангстеров.

Это было время, когда общество было разбито на «племена», постоянно борющихся друг с другом. Первые банды были организованы ирландцами, которые прибывали в Нью-Йорк каждую неделю, а настоящей колыбелью «разбойничьих шаек» стал «Угол пяти улиц» — район, образованный улицами Кросс, Энтони, Литл-Уотер,Оранж и Малберри.

Каждую неделю здесь появлялись новые шайки гангстеров с очень необычными названиями: «Рубашки навыпуск» (получили название за манеру носить рубашки), «Чичестеры», «Гвардия Роача», «Уродские цилиндры», «Мертвые кролики» и другие.

Центром банд была Старая пивоварня, некогда действительно являвшаяся таковой. Теперь же самое известное многоквартирное здание в истории в города превратилось в притон, жители которого практически не покидали здания и добывали себе еду кощунственным способом. Спрятавшись в темном коридоре, они поджидали своих соседей, несущих что-нибудь съедобное, били их чем-нибудь тяжелым по голове и забирали их еду.

Улица, проходящая мимо старой пивоварни, тянулась с севера на юг. Южная часть получила говорящее название «Аллея убийц», северная – «Пещера воров».

Одним из популярных развлечений того времени в районе пяти улиц были собачьи бои. Сколько денег на них зарабатывали банды…

Изобретательности бандам того времени было не занимать. Так, например, в некоторые банды принимали только по совершении преступления, а у одной из банд был целый прейскурант на преступления: от удара кулаком (2$) до убийства (100$).

Были и другие районы, как говорят сейчас, с высоким уровнем преступности. Это был район Бауэри (где обитали такие банды, как «Парни Бауэри», «Настоящие американцы», «Американская гвардия», «Гвардия О’Коннела» и другие) и некогда элитный Пятый округ (в нем обитали в основном так называемые речные пираты). Однако особой жестокостью, в отличие от своих «колег» с Угла пяти улиц, они не отличались.

Впрочем в свое время в рядах «Парней Бауэри» сражался Билл «Мясник» – прототип Мясника Каттинга из фильма «Банды Нью-Йорка». Он активно «подминал» под себя всех всеми известными ему способами. Он быстро наладил «крышевание» местных питейных заведений, превращая не желавших платить в кровавое месиво.

Как ни странно, но существовали даже гангстеры-пожарные, которые тушили пожары в городе, а не устраивали их. Но делали они это, конечно, не из альтруистских соображений – банда, потушившая горящий дом, выглядела намного благороднее в глазах местных жителей. А чтобы местные жители ни в коем случае не перепутали банды, они давали им особые названия – «Белый дух», «Черная шутка», «Желудок селедки», «Сухие кости», «Красный пират», «Сенный вагон», «Большая шестерка», «Яльская девка», «Бобовый суп», «Старый хлам» и даже… «Старая дева». Однако случалось и так, что дом выгорал полностью из-за борьбы желающих банд потушить здание.

Первыми гангстеры начали применять в преступных целях и лечебные препараты. Схема была проста — один отвлекает (как правило женщина), другой подсыпает лошадиную долю снотворного. Ну, а дальше дело нехитрое.

Широко были известны и кладбищенские воры, которые выкапывали трупы, а затем продавали их студентам-медикам.

Но все когда-то заканчивается. Гражданская война обрушилась на Нью-Йорк в 1863 г. серией бунтов, которые были самыми ужасными в истории Америки. Они продолжались 4 дня и 4 ночи. Бунтовщики разрушали и сжигали все, что попадалось на их пути. На второй день, когда город был в осаде, первые войска вступили в Нью-Йорк, чтобы подавить мятежников.

С этого момента активность банд пошла на убыль: некоторые из них скрылись в других городах, кто-то ушел в политику, а некоторые из них переродились в так называемую организованную преступность. В наши дни «Угол Пяти углов» – это со вкусом одетые люди, живущие и работающие в знаменитых американских небоскребах, никаких болот, грязи и «гангстерского» насилия. Разумеется, с бандами жил не только Нью-Йорк , но это совсем другая история….

Оценка 4.9 проголосовавших: 907
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here