Молитва к господню хлеб на нам насущный

Советуем ознакомиться молитва к господню хлеб на нам насущный с несколькими вариантами на русском языке, с полным описанием и картинками.

Молитва Господня «Отче наш»

Одной из главных молитв православного человека является молитва Отче наш. Она содержится во всех молитвословах и канонниках. Ее текст уникален: в ней содержится благодарение Христу, ходатайство пред Ним, прошение и покаяние.

Именно этой молитвой мы обращаемся к Всевышнему напрямую без участия святых и ангелов небесных.

Правила прочтения

  1. Молитва Господня включена в число обязательных молитвословий утреннего и вечернего правила, так же ее прочтение рекомендовано перед едой, перед началом всякого дела.
  2. Она защищает от бесовских нападок, укрепляет дух, избавляет от греховных помыслов.
  3. Если во время мольбы случилась оговорка, нужно наложить на себя Крестное Знамение, молвить «Господи, помилуй» и вновь начать чтение.
  4. Не стоит относиться к чтению молитвы как к рутинной работе, молвить ее механически. Просьба и восхваление Творцом должны быть выражены искренне.

Важно! Текст на русском языке ничем не уступает церковнославянской версии молитвы. Господь ценит духовный порыв и настрой молитвенника.

Православная молитва «Отче наш»

Главная мысль Молитвы Господней — от митрополита Вениамина (Федченкова)

Молитва Господня Отче наш — это цельное моление и единство, ведь жизнь в Церкви требует от человека полной концентрации его мыслей и чувств, душевной устремленности. Бог — это Свобода, Простота и Единство.

Бог — это всё для человека и он абсолютно всё должен отдать Ему. Отторжение от Творца ущербно для веры. Христос не мог по-другому научить людей молиться. Бог — единое благо, он «сущий», всё к Нему и от Него.

Бог — Единый Дародатель: Царствие Твое, Воля Твоя, оставь, дай, избавь… Здесь все отвлекает человека от земной жизни, от привязанности к земному, от забот и влечет к Тому, от Которого всё. А прошения указывают лишь на утверждение о том, что земному отводится мало места. И это правильно, ведь отречение от мирского это мера любви к Богу, обратная сторона православного христианства. Сам Бог спустился с небес призвать нас от земли к небу.

Важно! При чтении молитвы человеком должно овладевать настроение надежды. Весь текст пропитан упованием на Творца. Только присутствует лишь одно условие — «как и мы прощаем должникам нашим».

Отче наш — это моление для мира, успокоения и радости. Мы, грешные люди со своими проблемами, не забыты Отцом Небесным. Поэтому возносить мольбы к Небу нужно постоянно, в дороге или в постели, дома или на работе, в горе или в радости. Господь обязательно услышит нас!

Толкование Евангелия на каждый день года.

Вторник 24-й седмицы по Пятидесятнице

Случилось, что когда Иисус в одном месте молился, и перестал, один из учеников Его сказал Ему: Господи! научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих. Он сказал им: когда молитесь, говорите: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный подавай нам на каждый день; и прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. И сказал им: положим, что кто-нибудь из вас, имея друга, придет к нему в полночь и скажет ему: друг! дай мне взаймы три хлеба, ибо друг мой с дороги зашел ко мне, и мне нечего предложить ему; а тот изнутри скажет ему в ответ: не беспокой меня, двери уже заперты, и дети мои со мною на постели; не могу встать и дать тебе. Если, говорю вам, он не встанет и не даст ему по дружбе с ним, то по неотступности его, встав, даст ему, сколько просит. И Я скажу вам: просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят.

Нет ничего труднее молитвы. Ученики видели, как молится Господь, и просят Его научить их молиться. И Господь открывает им тайну Своей молитвы, приглашая их молиться этой молитвой. Подобно Ему, они могут говорить или, вернее, дерзать говорить: «Отче наш».

Не существует иного пути к молитве, кроме вхождения в молитву Господню. Только Он — путь, истина и жизнь (Ин. 14, 6). Все, кто пытается молиться, должны идти через Него. Пусть знают все — те, кто знает Христа, и те, кто не знает Его, даже, может быть, до сих пор не слышав о Его имени, — все должны идти путем, открывающимся в молитве Господней. Только в Нем они могут называть Бога Отцом. Эта молитва содержит слова, которые мы знаем наизусть и произносим многократно каждый день. В них — самая суть Благой Вести: имя Бога, явленное Христом, приблизившееся Царство Небесное, воля Отчая, исполняющаяся на земле. И в них — прошения о том, что составляет непосредственную заботу каждого человека: хлеб на каждый день, прощение грехов, страшные угрозы искушений и зла. Эти слова вводят нас в самые глубины нашей жизни, открывая молитву, с рождения сокрытую в каждом человеческом сердце.

Как всякое слово Божие, слова молитвы «острее меча обоюдоострого», и «проникают до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные» (Евр. 4, 12). Этим намерениям, живущим в нашем сердце, нет числа, и мы так мало их знаем. Но наш взор должен быть устремлен к небу — туда, где Отец наш, мы должны искать прежде всего Царства Его, в несомненной надежде, что все остальное будет дано нам.

«Отче наш, сущий на небесах» — и это значит, мы должны приходить с нашими молитвами к Богу, как дети к Отцу, Отцу нашему и Отцу всех людей.

«Да святится имя Твое». «Господи, Боже наш! — говорит Псалом. — Как величественно имя Твое по всей земле!» (пс. 8, 2). В Священном Писании имя — не просто имя, в нем — вся личность того, к кому мы обращаемся. Но как будет святиться имя Отчее, то есть признаваться людьми святым, если мы не будем устремляться к нему, чтобы быть святыми?

«Да приидет Царствие Твое!» — это молитва о конце света, а не просто о том, чтобы это Царство возрастало в мире, ибо ученики Христовы видели, что оно уже вошло в мир. Слова «Да приидет Царствие Твое» созвучны с последними словами Священного Писания: «Ей, гряди, Господи Иисусе!» Это значит: пусть утвердится Царство Христово решительно и всецело. Каждый день повторяя: «Да приидет Царствие Твое», мы должны бы, естественно, сознавать меру нашей ответственности за его приход. Увы, большей частью мы произносим это прошение слишком отвлеченно, не вдохновляясь им. Хуже того, наша теплохладность и духовная инертность препятствуют росту Царства Божия. «Да приидет Царствие Твое!» — молимся мы. «Что ты делаешь для этого?» — отвечает нам Господь.

«Да будет воля Твоя и на земле, как на небе». Да утверждаются принципы мира невидимого нашей верой и верностью Христу в мире видимом. Только тогда, когда мы дадим Богу в нашей жизни принадлежащее Ему место, все остальное у нас займет свое место. И Дух Святой, соединенный с нашим духом, даст нам наследовать волю Самого Бога о нас и о мире. «Отче! Не Моя воля, но Твоя да будет», — молится об этой тайне, совершая наше спасение Христос (Лк. 22, 42).

«Хлеб наш насущный подавай нам на каждый день» — так иудеи в пустыне просили манну. Столько, сколько требуется на сегодняшний день, — чтобы мы жили постоянным упованием не на наше богатство, а на Бога. Мы не заботимся о неизвестном будущем, но живем, в этом смысле, одним днем. Хлеб земной — не более, чем его необходимо для поддержания наших телесных сил, и хлеб небесный — не менее, чем его необходимо для нашего соединения с Богом.

«И прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему». Тайна прощения велика. Мы должны прощать, как и Христос простил нас. Его молитва на Кресте: «Отче, прости им, не знают, что творят», обнимает всех. И если мы действительно хотим быть сынами Отца Небесного в Единородном Его Сыне, мы должны научиться вместе с Ним произносить эту молитву.

Наконец, все завершающее прошение — о том, чтобы нам устоять до прихода Царствия Божия: не пасть побежденными великим искушением — отступничества, отчаяния, забвения Христа. Бог не искушает Своих детей, вводя их во зло. «В искушении никто не говори: Бог меня искушает, потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого» (Иак. 1, 13). Искушение существует от начала мира, от древа книги Бытия. Никто не избегнет его, потому и Христос проходит через искушение, это общий жребий всех людей. Но да не оставит нас Бог с одними нашими силами, чтобы не подчиниться нам врагу нашего спасения! Мы не можем избежать искушений, но мы можем встретиться в них с Богом.

Господь призывает нас быть настойчивыми и неотступными в нашей молитве, показывая, как далеко может идти наша настойчивость в отношениях с людьми. Представьте, говорит Он, приходит кто-нибудь взять взаймы хлеба у соседа — совсем в неподходящее время, среди ночи, и не для себя, а для своего друга, неожиданно прибывшего к нему. Он будит соседа стуком, вызывая у него гнев — его дети уже спят с ним на постели, и он не может встать. Получив отказ, этот человек продолжает стучать и говорит, что не уйдет, пока не получит просимое. Потому, чтобы избавиться от него, он должен дать ему хлеб. «По неотступности его даст ему, сколько просит». Мы можем добиться нужного от людей, потому что они хотят избавиться от нас, а от Бога — потому что Он хочет быть с нами. И это значит, мы должны приходить к Богу, исполненными дерзновения и доверия к Нему, за хлебом насущным — за всем необходимым, особенно в нужде и в беде, ибо Он знает нас, любит нас и бесконечно милостив к нам. Мы должны приходить к Нему с молитвами за других, как за самих себя.

Все прошения молитвы «Отче наш» — во множественном числе: «мы», а не «я». Это значит, что мы не молимся каждый только за себя, взывая «Отче мой», но вместе устремляемся к встрече с нашим общим Отцом — молясь одни с другими, и одни за других. Молитва Господня — молитва братства, поскольку она — молитва сыновства. Хлеб, о котором мы просим, мы призваны разделить с другими, потому что мы просим его также и для других — для тех, кто нуждается в нем, как и мы, а иногда и больше, чем мы. Мы говорим: «Прости нам грехи наши», потому что речь идет не только о личных обидах, но также о коллективных винах, которым мы причастны явным или молчаливым участием в несправедливости государства или преступным равнодушием к нравственному распаду народа. И если мы молим Отца Небесного не ввести нас во искушение и избавить нас от лукавого, мы равным образом становимся ходатаями за наших ближних.

«И Я скажу вам, — говорит Христос, — просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят». Бог обещает нам дать то, что мы просим у Него. Он уверяет нас в этом не только благостью Своего естества, но и словом, сказанным нам. Это слово изрекли пречистые уста Христовы. Мы должны не только просить, мы должны искать, возрастая в наших молитвах и в нашем дерзновении ко Господу. И, прося и ища, проявлять настойчивость, — продолжая стучать в одну и ту же дверь.

«Всякий просящий получает», — говорит Господь, — даже самый последний из нас, если просит с верою. Когда мы просим у Бога то, что Христос заповедует нам здесь просить, — чтобы имя Его святилось, чтобы Его Царство пришло, и Его воля исполнилась, — в этих прошениях мы должны быть исполненными доверия и устремляться к сокровенной близости с Богом — с Отцом в Сыне Духом Святым. Таков образ всякой истинной молитвы, предстояние со страхом и трепетом, и любовью, и мужеством перед Всемогущим Творцом и Искупителем нашим. Такова печать самой главной нашей молитвы, завершающейся за богослужением возгласом священника: «Яко Твое есть Царство и сила и слава Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Молитва к господню хлеб на нам насущный

Отче наш, Иже еси на Небесех, да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого.

Отче – Отец (обращение – форма звательного падежа). Иже еси на небесех – сущий (живущий) на Небесах, то есть Небесный (иже – который). Еси – форма глагола бытии во 2 лице единств. Числа настоящего времени: на современном языке мы говорим ты есть, а по церковнославянски – ты еси. Буквальный перевод начала молитвы: О Отец наш, Тот, Который есть на Небесах! Всякий буквальный перевод не вполне точен; слова: Отец, Суший на Небесах, Отец Небесный – ближе передают смысл первых слов молитвы Господней. Да святится – дабудет свято и прославляемо. Яко на небеси и на земли – как на небе, так и на земле (яко – как). Насущный – необходимый для существования, для жизни. Даждь – дай. Днесь – сегодня. Якоже – как. От лукавого – от зла (слова лукавый, лукавство – производные от слов «лук»: нечто непрямое, изогнутое, кривое, как лук. Есть еще русское слово «кривда»).

Эта молитва называется молитвой Господней, потому что Сам Господь наш Иисус Христос дал ее Своим ученикам и всем людям:

Случилось, что когда Он в одном месте молился, и перестал, один из учеников Его сказал Ему: Господи! Научи нас молиться!

– Когда молитесь, говорите: Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный подавай нам на каждый день; и прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого (Лк. 11, 1-4).

Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле и на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь (Мф. 6, 9-13).

+ Читая ежедневно молитву Господню, поучимся тому, чего Господь от нас требует: в ней указаны и наши нужды, и главные обязанности.

Отче наш… В этих словах мы еще ничего не просим, только взываем, обращаемся к Богу и называем его отцом.

«Говоря так, мы исповедуем Бога, Владыку вселенной, своим Отцом – а тем исповедаем и что изъяты из состояния рабства и присвоены Богу в качестве усыновленных чад Его»

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

(Добротолюбие, т. 2)

…Иже еси на Небесех… Этими словами мы изъявляем готовность всячески отвращаться от привязанности к жизни земной как страннической и далеко отделяющей нас от Отца нашего и, напротив, с величайшим желанием стремиться к той области, в которой обитает Отец наш…

«Достигнув столь высокой степени сынов Божиих, мы должны гореть такой сыновней к Богу любовью, чтоб уже не своих польз искать, но всем желанием желать славы Его, Отца своего, говоря Ему: да святится имя Твое, – чем свидетельствуем, что все наше желание и вся радость есть слава Отца нашего, – да славится, благоговейно чтится и покланяемо будет преславное имя Отца нашего».

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

Да приидет Царствие Твое – то Царствие, «которым Христос царствует во святых, когда, по отъятии власти над нами у Диавола и изгнании из сердец наших страстей, Бог начинает господствовать в нас через благоухание добродетелей, – или то, которое в предопределенное время обещано всем совершенным, всем чадам Божиим, когда скажет им Христос: Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира (Мф. 25, 34)».

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

Слова «да будет воля Твоя» обращают нас к молитве Господа в Гефсиманском саду: Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрчем не Моя воля, но Твоя да будет (Лк. 22, 42).

Хлеб наш насущный даждь нам днесь. Мы просим о даровании нам хлеба, необходимого для пропитания, и притом не в большом количестве, а только на нынешний день… Итак, научимся просить самого необходимого для нашей жизни, а всего ведущего к изобилию и роскоши просить не будем, ибо не знаем, полено ли оно нам. Научимся просить хлеба и всего необходимого только на нынешний день, чтобы не облениться нам в молитве и послушанию Богу. Будем живы на следующий день – опять того же будем просить, и так во все дни земной нашей жизни.

Однако мы не должны забывать и слова Христа о том, что не хлебом единым будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих (Мф. 4, 4). Еще важнее помнить другие слова Спасителя: Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира (Ин. 6, 51). Таким образом, Христос имеет в виду не только нечто материальное, необходимое человеку для земной жизни, но и вечное, необходимое для жизни в Царстве Божием: Самого Себя, предлагаемого в Причастии.

Некоторые святые отцы толковали греческое выражение как «хлеб над-сущный» и относили его только (или преимущественно) к духовной стороне жизни; однако молитва Господня объемлет и земное, и небесное значения.

И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим. Сам Господь заключил эту молитву пояснением: Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших (МФ. 6, 14-15).

«Милостивый Господь обещает нам прощение грехов наших, если сами мы покажем пример прщения братиям нашим: остави нам, якоже и мы оставляем. Очевидно, что в этой молитве с дерзновением может просить прощения только тот, кто сам простил должникам своим. Кто же от всего сердца не отпустит согрешающему против него брату своему, тот сею молитвою будет испрашивать себе не помилование, а осуждение: ибо если эта молитва его будет услышана, то в соответствие примеру его что иное должно последовать, как не гнев неумолимый и непременное наказание? Суд без милости не оказавшему милости (Иак. 2, 13)».

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

Здесь грехи называются долгами, потому что мы по вере и послушанию Богу должны исполнять Его заповеди, творить добро, удаляться от зла; а так ли мы делаем? Не делая добра, которое должны делать, мы становимся должниками Богу.

Это выражение молитвы Господней лучше всего поясняет Христова притча о человеке, который должен был царю десять тысяч талантов (Мф. 18, 23-35).

И не введи нас во искушение. Приводя на память слова апостола: Блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его (Иак. 1, 12), эти слова молитвы мы должны разуметь не так: «не попусти нам когда-либо искуситься», – но так: «не допусти нам быть побежденными в искушении».

В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью; похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть (Иак. 1, 13-15).

Но избави нас от лукавого – то есть не попусти искуситься от диавола сверх нашей силы, но при искушении дай и облегчение, так чтобы мы могли перенести (1 Кор. 10, 13).

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

Греческий текст молитвы, как и церковнославянский, и русский, позволяет понимать выражение от лукавого и личностно (лукавый – отец лжи – диавол), и безлично (лукавое – все неправедное, злое; зло). Святоотеческие толкования предлагают и то, и другое понимание. Так как зло происходит от диавола, то, конечно, в прошении об избавлении от зла заключается и прошение об избавлении от его виновника.

Храм Святителя Николая Мирликийского в городе Лекко — Parrocchia San Nicola di Myra

Русская Православная Церковь Московского Патриархата / Parrocchia di San Nicola di Myra a Lecco del Patriarcato di Mosca Chiesa Ortodossa Russa.

Главное меню

Толкование на молитву «Отче наш» (Часть вторая)

«Хлеб наш насущный даждь нам днесь»

Хлеб называется насущным в трех смыслах. И дабы знать нам, когда мы молимся, какой хлеб просим мы у Бога и Отца нашего, рассмотрим значение каждого из сих смыслов.

Во-первых, хлебом насущным мы называем обычный хлеб, телесную пищу, смешивающуюся с телесной сущностью, дабы росло и укреплялось тело наше, и дабы не умереть ему от голода.

Следовательно, имея в виду хлеб в этом смысле, не должны мы искать тех кушаний, которые дадут телу нашему питание и сладострастие, о коих говорит апостол Иаков: «Просите у Господа и не получаете, ибо не просите у Господа необходимого, а того, чтобы употребить для ваших вожделений». А в другом месте: «Вы роскошествовали на земле и наслаждались; напитали сердца ваши, как бы на день заклания».

Но говорит Господь наш: «Смотрите за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объедением, пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно».

И потому, должно просить нам лишь необходимую пищу, ибо Господь снисходит к человеческой слабости нашей и повелевает нам просить только хлеба насущного, но не излишеств. Если бы было по-другому, то не включил бы Он в главную молитву слова «даждь нам днесь». А сие «днесь» святитель Иоанн Златоуст толкует как «всегда». И потому эти слова имеют синоптический (обзорный) характер.

Святой Максим Исповедник называет тело другом души. Приточник же наставляет душу, дабы не заботилась она о теле «обеими ногами». То есть, дабы не заботилась она о нем излишне, а заботилась лишь «одной ногой». Но и это должно происходить редко, дабы не случилось, по его словам, того, чтобы насытилось тело и восстало над душой, и чтобы делала она все то же зло, кое делают нам демоны, враги наши.

Послушаем же апостола Павла, говорящего: «Имея пропитание и одежду, будем довольны тем. А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть дьявольскую, и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей и ведут их в бедствие и пагубу».

Может быть, однако, некоторые думают так: поскольку Господь повелевает нам просить у Него необходимую пищу, буду сидеть я праздный и беззаботный, ожидая от Бога послать мне пропитание.

Тем же ответим мы, что одно дело заботы и попечения, а другое – труд. Забота есть отвлечение и волнение ума по поводу многих и чрезмерных проблем, тогда как трудиться – значит работать, то есть сеять или подвизаться в прочих трудах человеческих.

Итак, человек не должен быть обуреваем заботами и попечениями и не должен волноваться и омрачать ум свой, но возлагать все свои надежды на Бога и вверять Ему все заботы свои, как говорит и пророк Давид: «Возверзи на Господа печаль твою, и Той тя препитает», то есть «Возложи на Господа заботы о пропитании своем, и Он будет кормить тебя».

А возлагающий надежды более всего на дела рук своих, или на труды свои и ближних своих, да услышит, что говорит пророк Моисей в Книге Второзакония: «Тот, кто ходит на руках своих и надеется и уповает на дела рук своих, нечист, и тот, кто впадает во многие заботы и скорби, тоже нечист. И тот, кто ходит всегда на четырех, тоже нечист».

А ходит и на руках, и на ногах тот, кто все свои надежды возводит на руки, то есть на те дела, которые делают руки его, и на свое умение, по словам святого Нила Синайского: «Ходит на четырех тот, кто, предавшись делам чувственным, ими занимает непрестанно владычественный ум. Многоножный же человек есть тот, кто отовсюду окружен телесным и во всем на нем основывается и охватывает его двумя руками своими и со всей силой».

Пророк Иеремия говорит: «Проклят да будет человек, который надеется на человека и плоть делает своею опорою и которого сердце удаляется от Господа. Благословен человек, который надеется на Господа, и которого упование – Господь».

Люди, почто мы печемся напрасно? Путь жизни короток, как говорит и пророк и царь Давид Господу: «Вот, Господи, сделал Ты дни жизни моей столь малыми, что сочтены они на пальцах одной руки. И состав естества моего ничто есть пред Твоей вечностью. Но не только я, но и все тщетно. Тщетен каждый человек, живущий в сем мире. Ибо мятущийся человек живет свою жизнь не по-настоящему, но напоминает жизнь его нарисованную картину. И потому тщетно волнуется он и собирает богатство. Ибо не знает он на самом деле, для кого собирает он это богатство».

Человече, приди в себя. Не спеши, как безумный, круглый день по тысяче дел. А ночью снова не садись подсчитывать дьявольские проценты и прочее подобное, ибо вся жизнь твоя, в итоге, проходит через счета Мамоны, то есть в богатстве, происходящем от несправедливости. И потому не находишь ты даже малого времени, дабы вспомнить о грехах своих и поплакать о них. Не слышишь Господа, говорящего нам: «Никто не может служить двум Господам». «Не можете, – говорит, – служить и Богу, и Мамоне». Ибо хочет Он так сказать, что не может человек служить двум господам, и иметь сердце в Боге, а богатство – в неправедности.

Разве не слышал ты о семени, упавшем в тернии, что заглушили его тернии, и что не принесло оно никакого плода? Значит же это, что упало слово Божие на человека, погрязшего в заботах и попечениях о богатстве своем, и не принес сей человек никакого плода спасения. Не видишь ли ты разве то тут, то там богачей, совершивших подобное тебе, то есть собравших большое богатство, но после дунул Господь на руки их, и ушло богатство из рук их, и потеряли они все, а с ним и разум свой, и сейчас слоняются они по земле, обуянные злобой и демонами. По заслугам получили они, ибо сделали Богом своим богатство, и приложили ум свой к нему.

Услышь, человече, что говорит нам Господь: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут». И не должен ты собирать сокровища здесь на земле, дабы не услышать и тебе от Господа тех же страшных слов, которые сказал Он одному богачу: «Безумный, в ночь сию душу твою возьмут от тебя, а кому оставишь всё, что ты собрал?».

Придем же мы к Богу и Отцу нашему и возложим на Него все заботы о жизни нашей, а Он будет заботиться о нас. Как говорит апостол Петр: придем же к Богу, как призывает нас пророк, говоря: «Приступите к Нему и просветитесь, и лица ваши не постыдятся в том, что остались вы без помощи».

Вот так с Божьей помощью истолковали мы вам первый смысл насущного хлеба.

«Хлеб наш насущный даждь нам днесь»

Второй смысл: хлеб насущный есть Слово Божие, как свидетельствует Святое Писание: «Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих».

Слово Божие есть учение Святого Духа, иными словами, все Святое Писание. И Ветхий Завет, и Новый. Из сего Святого Писания, как из источника, черпали Святые Отцы и учители нашей Церкви, оросившие нас чистыми родниковыми водами своего боговдохновенного учения. И потому книги и учение Святых Отцов мы должны принимать как хлеб насущный, да не умрет душа наша от голода по Слову жизни еще до того, как умрет тело, как и случилось с Адамом, нарушившим заповедь Божию.

Не желающие же слушать Слово Божие и не дающие слушать его другим, словами ли своими либо плохим примером, который они подают другим, а сходным образом и те, кто не только не способствуют созданию школ или прочим подобным начинаниям на благо христианских детей, но и чинят препятствия тем, кто желает помочь, унаследуют слова «Увы!» и «Горе вам!», адресованные фарисеям. А также те иереи, которые по нерадивости не учат прихожан своих всему тому, что необходимо им знать для спасения, и те архиереи, которые не только не учат паству свою заповедям Божиим и всему необходимому для ее спасения, но своей неправедной жизнью становятся помехой и причиной отхода от веры среди простых христиан – и те унаследуют «Увы!» и «Горе вам!», адресованные фарисеям и книжникам, ибо закрывают они Царствие Небесное для людей, и ни сами не входят в него, ни других – тех, кто желают войти – не пускают. И потому люди сии, как плохие управители, лишатся защиты и любви народа.

К тому же и учителя, учащие детей христиан, также должны наставлять их и вести к добронравию, то есть к добрым нравам. Ибо в чем польза, если обучить ребенка грамоте и другим философским наукам, но оставить в нем развращенный нрав? Какую пользу может все это принести ему? И какого успеха может достичь сей человек хоть в духовных делах, хоть в мирских? Конечно же, никакого.

Я говорю об этом, дабы не сказал и нам Бог те слова, которые сказал Он и евреям устами пророка Амоса: «Вот наступают дни, говорит Господь Бог, когда Я пошлю на землю голод, — не голод хлеба, не жажду воды, но жажду слышания слов Господних». Сие наказание постигло евреев за их жестокие и непреклонные намерения. И потому, дабы не сказал и нам такие слова Господь, и дабы не постигло и нас сие ужасное горе, да пробудимся все мы от тяжкого сна нерадивости и будем насыщаться словами и учением Божиим, каждый в силу своих возможностей, да не постигнет душу нашу горькая и вечная смерть.

Таков второй смысл насущного хлеба, настолько же превосходящий по важности первый смысл, насколько важнее и необходимее жизнь души жизни тела.

«Хлеб наш насущный даждь нам днесь»

Третий смысл: насущный хлеб есть Тело и Кровь Господни, настолько же отличное от Слова Божиего, насколько солнце от его лучей. В Таинстве Божественной Евхаристии Весь Богочеловек, как солнце, вступает, соединяется и становится одним целым со всем человеком. Он освещает, просветляет и освящает все душевные и телесные силы и чувства человека и ведет его из тлена к нетлению. И именно потому, главным образом, мы называем хлебом насущным Святое Причащение Пречистого Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа, ибо оно поддерживает и сдерживает сущность души и укрепляет ее на выполнение заповедей Владыки Христа и на любую другую добродетель. И это есть подлинная пища и души, и тела, ибо и Господь наш говорит: «Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие».

Если же кто-либо сомневается в том, что хлебом насущным называется именно Тело Господа нашего, пусть он послушает, что говорят об этом святые учителя нашей Церкви. И прежде всего светоч Нисский, Божественный Григорий, говорящий: «Если приходит в себя грешник, подобно блудному сыну из притчи, если возжелает он Божественной пищи Отца своего, если вернется он на Его богатую трапезу, то он насладится сей трапезой, где в изобилии есть хлеб насущный, питающий работников Господних. Работники же суть те, кто работают и трудятся в винограднике Его, в надежде получить плату в Царствии Небесном».

Святой же Исидор Пелусиотский говорит: «Молитва, которой научил нас Господь, не содержит ничего земного, но все ее содержание небесное и нацелено на пользу душевную, даже того, что кажется в душе малым и незначительным. Многие мудрые люди считают, что Господь хочет сей молитвой научить нас значению Божественного Слова и хлеба, питающего бестелесную душу, и непостижимым образом приходящего и соединяющего с ее сущностью. И потому хлеб был назван и насущным, ибо сама идея сущности более подходит душе, нежели телу».

Святой Кирилл Иерусалимский также говорит: «Хлеб обыкновенный не есть насущный, а сей святый хлеб (Тело и Кровь Господа) есть насущный. И называется насущным, ибо сообщается всему твоему составу души и тела».

Святой Максим Исповедник говорит: «Если мы придерживаемся в жизни слов молитвы Господней, то примем же, как хлеб насущный, как жизненную пищу для душ наших, но и для сохранения всего, что даровано нам Господом, Сына и Слово Божие, ибо Он сказал: «Я есмь хлеб, сшедший с небе» и дающий жизнь миру. И сие происходит в душе каждого, принимающего Причастие, согласно праведности, и знанию, и мудрости, которыми он обладает».

Святой Иоанн Дамаскин говорит: «Этот хлеб есть начаток будущего хлеба, который есть хлеб насущный. Ибо слово насущный означает или хлеб будущий, т. е. будущего века, или хлеб, вкушаемый для сохранения нашего существа. Следовательно, и в том, и в другом смысле Тело Господне одинаково прилично будет называться хлебом насущным».

Вдобавок и святитель Феофилакт присовокупляет, что «Тело Христово есть насущный хлеб, о неосужденном Причащении которого нам должно молиться».

Однако сие не означает, что поскольку Святые Отцы считают Тело Христово хлебом насущным, они не считают обыкновенный хлеб, необходимый для поддержания тела нашего, насущным. Ибо и он есть дар Божий, и никакая пища не считается презренной и предосудительной, согласно Апостолу, если принимается и вкушается с благодарением: «Ничто не предосудительно, если принимается с благодарением».

Обыкновенный хлеб неверно, не по своему основному значению, называется насущным, ибо он укрепляет лишь тело, а не душу. В основном, однако, и по общепринятому мнению, хлебом насущным мы называем Тело Господне и Слово Божие, ибо они укрепляют и тело, и душу. Об этом свидетельствуют своею жизнью многие святые мужи: например, Моисей, постившийся сорок дней и ночей, не вкушая телесную пищу. Также сорок дней постился и пророк Илия. И позднее, после вочеловечения Господа нашего, многие святые жили длительное время лишь Словом Божиим и Святым Причастием, не вкушая другой пищи.

И потому и мы, удостоившиеся возродиться духовно в Таинстве Святого Крещения, должны непрестанно принимать сию духовную пищу с горячей любовью и сокрушенным сердцем, дабы жить жизнию духовной и пребывать неуязвимыми для яда змия духовного – диавола. Ибо и Адам, если бы вкушал сию пищу, не испытал бы двойной смерти и души, и тела.

Сему хлебу духовному необходимо причащаться с должным преуготовлением, ибо Бог наш зовется и огнем обжигающим. И потому лишь тех, кто вкушает Тела Христова и пьют Пречистую Кровь Его с чистой совестью, предварительно искренне исповедовав свои грехи, очищает, просвещает и освящает сей хлеб. Горе, однако, тем, кто причащается недостойно, не исповедовав предварительно священнику своих грехов. Ибо Божественная Евхаристия обжигает их и истлевает полностью их души и тела, как произошло с тем, кто пришел на брачный пир без брачной одежды, как говорится в Евангелии, то есть, не совершив добрых дел и не имея достойных плодов покаяния.

Слушающие же сатанинские песни, глупые разговоры и бесполезную болтовню и прочие сходные бессмысленные вещи люди делаются от этого недостойными слушать слово Божие. Это же касается и тех, кто живет во грехе, ибо не могут они причащаться и приобщаться жизни бессмертной, к которой ведет Божественная Евхаристия, ибо их душевные силы умерщвляются жалом греха. Ибо очевидно, что как члены нашего тела, так и вместилища жизненных сил получают жизнь из души, если же начнет разлагаться или засохнет любой из членов тела, то жизнь больше не сможет поступать в него, ибо жизненная сила не поступает в мертвые члены. Так же и душа жива, пока поступает в нее жизненная сила от Бога. Согрешив же и перестав принимать жизненные силы, она умирает в мучениях. А спустя некоторое время умирает и тело. И так погибает весь человек в вечном аду.

Итак, мы поговорили о третьем и последнем смысле насущного хлеба, столь же необходимом и полезном для нас, как и Святое Крещение. И потому необходимо регулярно причащаться Божественных Таинств и принимать со страхом и любовью хлеб насущный, которого просим мы в молитве Господней у небесного Отца нашего, до тех пор, пока длится «днесь».

Это «днесь» имеет три значения:

во-первых, оно может означать «каждый день»;

во-вторых, всю жизнь каждого человека;

и, в-третьих, нынешнюю жизнь «седьмого дня», завершаемого нами.

В будущем веке не будет ни «днесь», ни «завтра», но весь этот век будет одним вечным днем.

Перевод с новогреческого: интернет-издания “Пемптусия”.

Оценка 4.9 проголосовавших: 906
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here